Два Михаила: в чем разница между Ходорковским и Гуцериевым?

25-04-2018

Михаил Ходорковский был первопроходцем. Он не знал, во что ввязывается и с кем связывается. Он полагал, что огромное богатство защитит его от неприятностей. Он рассчитывал, что деньги откроют ему путь к политической власти. И в результате получил не власть, а срок, лишившись попутно и денег. В нашей стране власть открывает путь к деньгам, а не наоборот, как полагал Михаил Борисович, огладываясь на другие страны. До тех стран мы пока не доросли.

Власть била по Ходорковскому, и все остальные богачи получили пожизненную прививку. Жаждой власти они уже не заболеют. Такое желание у всех пропало раз и навсегда. И государство может быть спокойно: эти миллиарды не станут работать против него, эти деньги ни за что не достанутся никакой оппозиции.

Другой Михаил, Гуцериев, тоже к власти не стремился, и политики в его деле нет вовсе. Он хотел торговать нефтью. Но без спросу торговать нефтью в нашей стране – почти то же, что финансировать оппозицию. Даже любопытные обыватели, читающие журнал «Форбс» лишь раз в год, когда тот публикует свою «золотую сотню», обратили внимание на перемены в роде занятий членов списка. Еще недавно большинство крупнейших состояний было связано с нефтью. Сейчас таковых на порядок меньше. Притом, что отрасль не только не стала менее прибыльной, а даже наоборот. По этой причине государство и решило сконцентрировать нефтедобычу в своих руках и в руках «уполномоченных» олигархов.

Гуцериев со своей «РуссНефтью» оставался последним независимым нефтепромышленником, на что уже все давно обратили внимание. И перспективы его бизнеса казались туманными даже тогда, когда формально еще не было никаких причин для беспокойства. Я не думаю, что Гуцериев не понимал, каковы нынче тенденции и надеялся сохранить свой частный нефтяной заповедник. Видимо, он просто хотел поторговаться, наивно полагая, что торг здесь уместен и что ему дадут за компанию настоящую цену.

В конце прошлого года его предупредили «по-хорошему», а когда намек остался непонятым, заработала обычная схема: предъявление налоговых претензий и «разработка» дочерних предприятий с тем, чтобы рано или поздно выйти на головной офис. В итоге Гуцериев кого-то вывел из себя своей непонятливостью. И когда он согласился продать компанию практически за любые деньги, когда был готов ее подарить, оказалось, что уже слишком поздно. Платить ему никто не собирается, и даже подарки брать не хотят.

Если Гуцериев окажется в руках «правосудия» (без кавычек это слово в нашей стране писать более нельзя), ему не позавидуешь. То, что пощады не будет, ясно по одному-единственному факту: ордер на арест выдан сразу после того, как Гуцериев похоронил своего сына.

Гуцериев не Ходорковский, а «РуссНефть» не ЮКОС. Да и технология уже отработана. Так что «утилизация» пройдет относительно быстро и беспроблемно. И эта история станет второй прививкой для нашего бизнеса. Бизнесменам теперь нельзя не только политикой без спроса заниматься, но и самим бизнесом! Предприниматели, даже самые богатейшие и якобы влиятельнейшие, обязаны не только по примеру Дерипаски ритуально поклясться в готовности по первому требованию отдать государству все, чего бы оно ни попросило – они должны быть готовыми отдавать реально, не торгуясь и понимая, что иначе вместе с бизнесом можно лишиться и свободы. Таким образом, все миллиардеры в стране становятся похожи на игроков в «Монополию»: их «фабрики» и «отели», все их деньги – не настоящие. Игра в любой момент может закончиться, и игрок останется ни с чем.