Обама пытается слегка прикрыть ящик Пандоры

13-09-2018

Политики в США не смогли договориться по мерам обуздания дефицита бюджета, и в результате его пришлось безжалостно «рубить топором секвестра». Но так ли страшен чертяка, как его малюют, и самое главное — не станет ли стартовавший процесс началом расчистки переполнившихся долговых авгиевых конюшен?

1 марта Президент США Барак Обама подписал указ о приведении в действие программы, согласно которой в течение последующих 10 лет предполагается сокращение бюджета на $1,2 трлн. А пока, в рамках секвестирования до начала следующего фискального года, расходные статьи бюджета США сокращаются на $85 млрд.

Фондовый рынок в США среагировал достаточно спокойно на известие о секвестировании бюджета. С одной стороны, такую реакцию можно объяснить уходом посеянной еще в конце прошлого года неприятной неопределенности, который рынком рассматриваются как негативный фактор. (Пусть хоть как-то, но раздражавший вопрос, наконец-то, решился.) С другой стороны, под впечатлением пугающих эпитетов по поводу начавшегося секвестра полезно еще раз посмотреть на объем предлагаемых сокращений.

Урезание на $85 млрд, много это или мало? По сравнению с размером годового бюджета сокращение на $85 млрд составляет лишь незначительную долю в 2,4%. Тем более бледно указанная сумма выглядит по сравнению с общим размером государственного долга США, превышающего $16,4 трлн. Да и ежегодные темпы роста дефицита бюджета в последние годы таковы, что проводимый секвестр лишь позволит не проводить обычные бюджетные заимствования… но только в течение трех недель. Да и по сравнению с тем, что творит ФРС в последние годы, это сокращение дефицита бюджета кажется достаточно скромным. Напомним, что по действующей бессрочной программе финансового стимулирования ФРС ежемесячно выкупает государственных и частных долговых бумаг на сумму, как раз равную $85 млрд.

Однако, сопоставляя программу секвестирования бюджета с проводимой программой стимулирования со стороны ФРС, в первую очередь надо помнить, что точки приложения указанных потоков денег совершенно разные. Согласно подписанной Обамой программе урезания госрасходов в текущем году на $42,7 млрд получат меньше военные, на $27,6 млрд уменьшатся невоенные статьи бюджета, еще на $11 млрд сократят программу медицинского страхования Medicare и, наконец, на $5 млрд сократят расходы по другим источникам. Сокращение каждой из указанных статей будет достаточно болезненным для некоторых слоев общества. Это приведет к урезанию зарплат и пособий, сокращению значительного числа сотрудников, скажется на суммарной величине и так слабого спроса. Как сообщил президент страны Б. Обама, в экономике в связи с секвестром ожидают сокращения числа рабочих мест на 750 тыс. и снижения суммарного ВВП страны более чем на 0,5%.

А вот из поступающих от QE3 ежемесячных $85 млрд примерно половина средств оказывается у банковских структур, которые на сегодня и так купаются в ликвидности. Порукой этому являются огромные в $1,5 трлн избыточные резервы, которые банки держат на счетах в ФРС. (И пока, несмотря на все старания регуляторов, избыточная ликвидность банковской системы не желает проваливаться в реальный сектор.) Вторая половина программы стимулирования QE3 направляется государству, которое получает дополнительные возможности по финансированию своего остающегося огромным дефицита. А проводимое секвестирование бюджетных расходов не снизит дефицит бюджета, но лишь немного уменьшит темп его роста. И даже Пентагон, несмотря на солидные $43 млрд урезания его расходов, в будущем финансовом году получит на $15 млрд больше средств, чем в предыдущем.

Основная особенность состоит в том, что воздействия проводимой ФРС программы стимулирования со стороны ФРС и объявленного сейчас секвестра бюджета совершенно разные. Даже несмотря на скромность по отношению к QE3 масштабов секвестирования бюджета, его воздействие на экономику в долгосрочном плане может оказаться значительным, поскольку непосредственно влияет на уровень угнетенного конечного спроса. Поэтому и относительно скромные планы секвестирования вызывали столь болезненное восприятие. И во многом потому, что вслед за принятыми шагами экономии можно ожидать напрашивающегося продолжения.

Ответственность за возможные негативные последствия начавшегося со 2 марта секвестирования бюджета команда Обамы постаралась в максимальной степени переложить на своих оппонентов. И в значительной мере им это удается. Так, в заявлении Белого дома указано, что на такой шаг глава государства был вынужден пойти после очередного провала переговоров с представителями Конгресса. А американский обыватель будет уверен, что новые неприятности связаны с заискивающими перед толстосумами республиканцами.

Однако, возможно, даже в таком драматическом противостоянии можно усмотреть согласованный элемент игры в одни ворота. Обе ведущие партии США понимают, что назрела необходимость начать предпринимать шаги по снижению дефицита бюджета, но сильно опасаются возможного коллапса экономики. Поэтому намеренно создается ситуация, когда каждая из сторон сможет впоследствии возложить на противоположную сторону ответственность за ожидаемый плачевный результат. Напомним, как были в конце февраля провалены поставленные на голосование два компромиссных варианта сокращения дефицита, а секвестр бюджета прошел как вынужденная мера.

Выплескивающиеся на публику противоречия лишний раз напоминают о масштабных проблемах, стоящих перед финансовой системой США. Запущенная в США на пике кризиса сверхмягкая финансовая политика вызывает все большее беспокойство. Видимо, в американской элите зреет убежденность, что уже пришло время постепенного сворачивания начатого в 2008 г. монетарного безумия. В этом русле лежит начинающаяся программа секвестирования бюджета. (Да и единодушное осуждение на заседании G-20 попыток искусственного ослабления национальной валюты и призывы к национальным правительствам умерить дефициты бюджетов тоже лежат в указанном русле.) Примерно в том же ключе можно истолковывать зреющие в ФРС мнения о возможном досрочном выходе из программы QE3, о которых стало известно по результатам публикации протоколов заседания ФРС. Хотя глава ФРС Б. Бернанке в своем выступлении перед Конгрессом заверил, что «преимущества мер стимулирования перевешивают возможные издержки и связанные с ними риски», но червячок сомнения по этому поводу остался. Появляется осознание необходимости и все больше желающих прикрыть распахнутый в 2008 г. ящик Пандоры. (В этом смысле очень настораживающим и пугающим для нашего рынка является падение цен сырьевых товаров.)

Противоборство мнений по поводу размаха гулянки на заемные деньги и ее дальнейших перспектив может вновь проявиться уже на следующем заседании ФРС, а особенно в предстоящих дебатах по поводу нового потолка государственного долга США. Такие дебаты будут обязательно запущены по мере приближения 19 мая — даты, до которой действует правило снятого на время ограничения на рост госдолга США. А пока начавшийся секвестр бюджета напоминает лечение от алкоголизма, проводящееся без выхода из запойного состояния.