О строительстве аэропорта «Раменское»: это абсурд!

07-05-2018

В конце прошлой недели в Жуковском в рамках форума «Технологии в машиностроении» в присутствии высокопоставленных чиновников было подписано соглашение о создании нового подмосковного аэропорта. Согласно планам, первых пассажиров аэропорт «Раменское» примет в 2016 году, а на полную мощность выйдет к 2020 году, когда начнет перевозить по 12 млн человек в год. Помимо этого планируются грузовые перевозки.

Для строительства нового аэропорта была выбрана территория Летно-исследовательского института имени М.М. Громова, который обладает самой длинной в Европе взлетно-посадочной полосой. Возможно ли использование существующего аэродрома и для летных испытаний, и для гражданских перевозок, как скажется новый проект на работе института и насколько реальны озвученные цифры? «НИ» попросили ответить на эти вопросы ведущего научного сотрудника ЛИИ и депутата Горсовета Жуковского Лаврентия Ловицкого.

— Лаврентий Лаврентьевич, в каком состоянии находятся сейчас объекты аэродрома ЛИИ им. Громова?

— В настоящее время одна из двух взлетно-посадочных полос (короткая) практически полностью выведена из обращения. Она используется как стоянка для самолетов МЧС. Разрушена вся глиссадная система. А в Раменском построили высотные дома, которые по нормам на этом удалении от ВПП должны быть не выше 47 метров. Их построили под 90 метров, то есть взлет-посадку в эту сторону практически обрубили. Чтобы полноценно эксплуатировать аэродром, в том числе и короткую полосу, нужно вложить очень много средств: не только реанимировать ее, но и снести все постройки, которые вокруг.

— А с другой стороны короткой ВПП при условии ее ремонта взлет будет возможен?

— С другой стороны, к западу от аэродрома была разрушена ближнеприводная станция (станция, которая ведет самолет по глиссаде до самой посадки): обзорный локатор уже сняли, остались только маяки. Это сделало невозможными взлет и посадку с запада и для короткой, и для длинной полос. Кроме того, территория на правом берегу Москвы-реки к западу от аэродрома будет застраиваться. Там выделили участки героям России, заслуженным летчикам-испытателям и не только им. Есть также информация, что здесь будет строиться коммерческое жилье для продажи. Земли эти принадлежат физическим и юридическим лицам: на правом берегу Москвы-реки в 2009 году было выделено примерно 1800 га. Спрашивается, каким образом будут над головами людей взлетать самолеты? И будут покупать такое жилье? Взлет в эту сторону возможен только при условии, если отменят застройку.

— То есть сейчас можно использовать только длинную ВПП при условии взлета и посадки с одной стороны?

— Верно. При этом уже сейчас самолеты лишены возможности зайти на второй круг, так как в «Домодедово» сделали еще одну взлетную полосу, заняв воздушное пространство (суда не должны конкурировать). Я в одном из обращений писал: почему бы не сделать такой аэропорт, к примеру, в Ярославле? Разгрузить весь северо-западный сектор грузоперевозок. Там можно было бы создать рабочие места. А для южной части почему бы не сделать такой порт в Калуге, например? Разгрузить этот сектор для ближнемагистральных перевозок. Мы пошли по абсурдному пути.

— Считаете ли Вы реальными планы по перевозке аэропортом «Раменское» по 12 млн пассажиров в год?

— Я посчитал, что это 32 877 пассажиров в день. Я взял среднюю цифру – 250 пассажиров на самолет. У меня получилось 132 самолета в сутки. То есть взлеты должны осуществляться каждые 10-12 минут. Как можно высадить одних пассажиров и посадить следующих с таким интервалом? С одной полосой, где еще и взлет осуществляется в одну сторону, это точно не получится. Большей бессмыслицы я не могу придумать. Нельзя при действующем состоянии аэродрома осуществить этот проект. Это лукавство или безмозглость.

— Если все же появится вторая рабочая ВПП, можно ли будет использовать аэродром ЛИИ для гражданских целей?

— Для этого нужно будет обеспечить удобный подъезд к аэродрому. Губернатор Андрей Воробьев говорил о ЦКАД, но до нее 20 километров. Автобусов от платформы «Отдых» недостаточно. Во «Внуково», в «Шереметьево» и «Домодедово» целые электрички организованы. Они подъезжают прямо к аэропортам. Когда здесь такое будет, неизвестно. Аэропортовую службу можно организовать. Все можно реализовать, но тогда скажите нам, что летно-испытательного аэродрома здесь не будет. Даже при наличии двух ВПП.

— А для работы ЛИИ нужна именно длинная взлетно-посадочная полоса?

— Для полноценных испытаний – да, целесообразно оставить длинную полосу. Она нужна для испытаний опытных образцов и других серьезных исследований. Все самолеты, которые были выпущены в Советском Союзе и России, за исключением таганрогских гидросамолетов, проходили здесь летные испытания. Ил-86 взлетел с Ходынки и приземлился здесь. Остальные все привозились. Туполевское шоссе было специально сделано для доставки самолетов из Москвы — их прикатывали сюда. Сейчас эту стратегическую дорогу привели в негодность строительством так называемого «Подъезда к ЛИИ», который на самом деле к институту не ведет. Повесили указатели: ограничение 4-8 тонн. И тем самым совершили преступление. Теперь самолеты не будут привозить из КБ? Да, сейчас самолеты собирают блоками. Но мой принцип такой – у самолета должен быть хозяин. Должен быть генеральный конструктор, который отвечает за самолет. А иначе мы получим «Суперджет». У этого самолета нет хозяина. Такого не должно быть. Авиация не терпит недоученных и безответственных.

— И все же при двух ВПП возможна реализация проекта создания аэропорта «Раменское»?

— При возникновении второй взлетной полосы будет возможно только сосуществование гражданского аэродрома и ЛИИ. Что, в момент захода пассажирского самолета на посадку все испытания должны быть прекращены? А если в это время взлетел экспериментальный истребитель? Абсурд. Приведу пример: в 1972 году здесь, в Жуковском, разбился истребитель-перехватчик МиГ-21ПФ. При взлете ему не хватило 10-15 градусов для полного разворота, чтобы сесть на другую полосу. Его вел заслуженный летчик-испытатель Аркадий Богородский, он погиб. Как в условиях эксплуатации аэропорта можно проводить испытания?

Научная работа будет возможна, только если мы одумаемся.

— Рядом с ЛИИ им. Громова ведется строительство транзитной трассы на Раменское. Не помешает ли она работе аэропорта? Или соседство с трассой наоборот поможет пассажирам быстрее добраться до самолета?

— Объясню примером. 29 декабря 2012 года произошла авиакатастрофа Ту-204 в аэропорту «Внуково». Рядом, в торце полосы, построена дорога. Самолет разломился и покатился. Если бы впереди не было дороги и траншеи перед ней, то он просто где-то завалился бы. Экипаж мог спастись. Но не на посадочной скорости в 200 км/ч. А так он пробил ограждение аэропорта, вылетел в кювет и на шоссе. Были жертвы. Поэтому мое твердое убеждение: нельзя в приаэродромной зоне так свободно распоряжаться территориями. Это может стоить очень дорого.

Ни в одном документе на дорогу «Подъезд к ЛИИ им. Громова», которую теперь собираются достраивать в сторону Раменского, я не встретил, что это строительство будет вестись в приаэродромной зоне оборонного предприятия. Все скрыли и таким образом протащили проект.

— Насколько сейчас востребована работа ЛИИ, его научный потенциал?

— Без ЛИИ невозможно развитие авиации, потому что летный эксперимент – это проверка всего качества. Показательно, что когда разбился Як-42 с хоккеистами «Локомотива», наши летчики-испытатели после 3-4 пробежек раскрыли суть этой катастрофы — благодаря своей квалификации, благодаря той методике, которая была разработана при проведении летных испытаний. И благодаря той большой взлетной полосе, которая есть в ЛИИ им. Громова, на которой можно как следует разогнаться и затормозить.

У нас есть сотрудник, ему 85 лет, его приглашали в Индию для анализа катастрофы. Это же мировая известность. Как можно небрежно обращаться с такими кадрами? Можно достаточно быстро построить взлетную полосу. Но коллективы, которые сложились в ЛИИ за 70-летний период его существования, восстановить нельзя.

Спрашивается, зачем уничтожать такой неоценимый по важности объект? ЛИИ должен быть сохранен как один из объектов, который обеспечивает обороноспособность страны. Нельзя торговать интересами Родины.