Природа коррупции

05-08-2018

13 сентября в Норильске завершилось загадочное мероприятие — III международная конференция «Охрана окружающей среды и промышленная деятельность на Севере». Поражает уже то, что экологическую конференцию проводит главный враг природы России, главный ее загрязнитель — горно-металлургическая компания (ГМК) «Норильский никель».

Экологи одобрили промежуточные итоги договорного матча, который длится уже третий год. Напомню: 31 августа 2010 года ГМК подписала уникальное — в мировой практике — соглашение о сотрудничестве с Росприроднадзором, т.е. госорганом, призванном «Норникель» контролировать. Госорган делегировал свои контрольные функции самому бизнесу. И вот теперь экологи и бизнесмены регулярно собираются и рассказывают о плодах своей противоестественной близости.

Они не могут не радовать ГМК. Так, минувшим летом Красноярское управление Росприроднадзора сняло претензии к компании почти на миллиард рублей.Иск о взыскании 962 млн за негативное воздействие на окружающую среду подан в арбитраж 19 апреля: Росприроднадзор заявил, что краевые власти незаконно освободили ГМК от платы за загрязнение природы, и данная сумма как раз представляла собой долг по этим платежам за предыдущий год. Однако спустя полтора месяца Росприроднадзор передумал и от иска отказался.

В тот же день, когда заявление Росприроднадзора об отказе от иска к «Норникелю» поступило в суд, общественный совет при госведомстве провел расширенное заседание «в рамках» упомянутого соглашения между ГМК и Росприроднадзором. Комментирующие этот документ представители госведомства абсолютно правы, подчеркивая уникальность подобных договоренностей: ни государство в целом, ни его составные органы не вправе передавать свои функции тем, кого они, собственно, и поставлены контролировать. Тем не менее в Росприроднадзоре строят далекоидущие планы. Председатель общественного совета при Росприроднадзоре А. Малышевский: «Создан важный прецедент взаимодействия контролирующего органа и хозяйствующего субъекта, а в более широком смысле — бизнеса и власти. В связи с этим соглашение будет служить отправной точкой для реформирования всего законодательства в области экологии».

В июне прошлого года Малышевский, говоря о проверке за первый квартал, заявил: «Все цифры, которые представил «Норникель», соответствуют реальной обстановке, о чем и было доложено в Правительство РФ». Как, чем в 2011 году Малышевский замерял «реальную обстановку»?

Спустя три месяца после одобрения Малышевским цифр ГМК он участвует в совещании в Красноярском управлении Росприроднадзора. Процитирую сайт управления: «Визит Малышевского А.Ф. определен следующими обстоятельствами: <…> необходимостью оценки (в сравнении с фактическими) мониторинговых данных по охране окружающей среды ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель», представляемых премьер-министру: согласиться с системой мониторинга ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель» в аномальной ситуации отсутствия государственного мониторинга Росгидромета(выделено мной. — А.Т.) или выявить имеющиеся противоречия».

То есть противоречия «имеются», но это не должно осложнять любовь между Росприроднадзором и ГМК.

И на последней конференции в Норильске Малышевский говорил всё то же: «Данные, которые дает «Норникель», и данные независимых экспертов совпали. Никто никого не обманывает» (цитирую по РИА). Но на сей раз Малышевский назвал «независимых экспертов»: это ЦЛАТИ по Енисейскому региону (г. Красноярск).

Сразу после этих слов «Новая газета» направила директору Центра лабораторного анализа и технических измерений (ЦЛАТИ), подведомственной организации Ростехнадзора, запрос, действительно ли это учреждение работало в Норильске. Ответа пока нет. И вообще у ЦЛАТИ нет отдела в Норильске. Но есть очень большие сомнения в том, что эта организация может составить объективную картину выбросов ГМК.

Зато сегодня на заседаниях, конференциях, круглых столах, обильно проводимых ГМК, руководители природоохранного ведомства отмечают, что благодаря их «частно-государственному партнерству» наблюдается положительная динамика снижения выбросов основных загрязняющих веществ в атмосферу. И вот уже глава Росприроднадзора В. Кириллов, посещая Норильск, высказывает уверенность, что в самое ближайшее время «Норникель» может стать лидером в природоохранной отрасли.

Следите за руками: главный загрязнитель обращается в главного охранителя природы. Действительно, уникальное соглашение. Как если бы полиция, устраняясь, заключила контракт с серийным убийцей, чтобы тот сам себя контролировал, докладывал о жертвах и тех путях исправления, которые он сам себе намечает.

И это, конечно, очень остроумно в Росприроднадзоре сообразили, чтобы вопросами ГМК занимался общественный совет. Ему позволительно нести полную чушь (впрочем, как еще можно комментировать это соглашение?), спросить не с кого (что с общественности взять?). Про общественный контроль в Норильске могут говорить только люди, абсолютно не представляющие, что это за город, какие у него история и традиции.

Понятно, Росприроднадзор не сам решился на такое. Соглашение с ГМК — результат визита в Норильск Путина. Два года назад тот «разруливал» на медном заводе проблемы Норильска, в том числе конфликт основных акционеров, Потанина и Дерипаски. Путин тогда и сообщил: «Достигнута договоренность о подписании соглашения между Федеральной службой по надзору в среде природопользования и компанией».

***
Парадокс. В советское время, когда Норильский комбинат принадлежал государству, в существовании комбината, а значит, и в погибели окружающей его среды прослеживалась четкая логика (держава нуждалась в стратегической продукции НГМК, прежде всего для укрепления военной мощи), и все поступления от экспорта металлов шли в госбюджет, на нужды этого самого государства. Тем не менее то же самое советское государство, проявляя волю, регулярно штрафовало НГМК на гигантские суммы за наносимый им вред природе.
Когда же государство разделилось с бизнесом, когда передало комбинат Потанину и Прохорову, волю взыскивать с него за ущерб природе оно вдруг потеряло.

«Новая газета» писала, как замруководителя Енисейского межрегионального управления Ростехнадзора Владимиру Зеелю было предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий при выдаче разрешения ГМК на выброс загрязняющих веществ (от его действий следствие насчитало ущерб в 2 млрд рублей). А глава Норильска Сергей Шмаков спустя пару месяцев вручил Зеелю благодарственное письмо «за личный вклад в снижение уровня производственного травматизма, профессиональной заболеваемости и улучшение условий и охраны труда на территории».

В 2007 году специалисты Росприроднадзора составили акт о сбросах Норильского комбината в таймырские реки железа, никеля, нефтепродуктов, свинца, меди, хлоридов, нитратов, кальция, магния, фосфатов, цинка и об искажении данных учета. Генпрокуратура запросила материалы проверок, но иск почему-то так и не подала. Замглавы Росприроднадзора Олег Митволь обращался с ходатайством в прокуратуру Норильска о возбуждении уголовного дела против ГМК. В ответ она порекомендовала направить документы в СК.

И тогда Митволь решил добиваться взыскания ущерба с «Норникеля» самостоятельно. То есть взялся делать свою работу. Это закончилось для него ограничением полномочий: глава Росприроднадзора В. Кириллов лишил своих заместителей права обращаться в суд и прокуратуру. В итоге в 2008 году Митволь все же ухитрился подать иск в красноярский арбитраж на «Норникель» о возмещении вреда водным объектам на 4,35 млрд. И суд «приговорил» промышленную империю, ежегодно дающую чистой прибыли своим владельцам миллиарды долларов, компенсировать 318 тыс. рублей.

Дело, разумеется, не во всесилии или в злонамеренности «Норникеля». Бизнес у нас ведет себя так, как ему позволяет государство.
Митволь, кстати, продолжает бороться. Из Росприроднадзора он давно уволен, но на днях передал «Новой газете» копии своих писем премьеру и генпрокурору. Он опровергает хоровые песни «крупнейшего загрязнителя окружающей среды в России» ГМК и Росприроднадзора о положительной динамике снижения выбросов: «По данным Росстата, в 2011 году количество выбросов ГМК возросло на 30,6 тыс. тонн». (Видимо, Росстат и Росприроднадзор, статистику которым поставляет ГМК, по-разному понимают арифметику, если у одних выбросы идут вниз, а у других — вверх.) Пишет о соглашении, «в рамках» которого «Росприроднадзор передал часть функций надзора за загрязнителем самому загрязнителю». Митволь просит Медведева дать оценку «действиям руководства Росприроднадзора, которые дискредитируют правительство». Чайку — принять меры прокурорского реагирования.

Для нас всех очень хорошо, что случился корпоративный конфликт в «Норникеле», и Дерипаска бодается с Потаниным, а Митволь вынужденно покинул Росприроднадзор, но политсцену не покидает. Нет смысла вникать в мотивы их сегодняшних действий, важно, что благодаря этим ньюсмейкерам мы можем хотя бы говорить о катастрофе, в которой живут норильчане. О чудовищном вреде, который наносит планете и здоровью людей «Норникель». О продажном и трусливом государстве, вступившем в сделку с бизнесом.