Кировский завод в Санкт-Петербурге: производство — не главное

13-06-2018

Говорим — «Ленинград», подразумеваем — «Кировский завод». Если этой поговорки и не существовало, ее стоило придумать. Ибо по сути своей она предельно точно соответствовала реальности.

Вчера и сегодня

Кировский завод — одно из ключевых предприятий советской тяжелой индустрии, в свое время на нем работали 70 тыс. сотрудников. Здесь осуществлялся полный цикл производства, начиная от конструкторской разработки и заканчивая выпуском опытных и промышленных образцов.

Помимо этого, завод был еще и городом в городе, оборудованном почти всем необходимым для автономной жизни, включая внутризаводские рейсовые маршруты и даже причальную стенку (которая, к слову, немало помогла предприятию в 90-е годы). Вдобавок, не забудем и колоссальную важность для социальной инфраструктуры города: про детские сады, летние лагеря, медицинские клиники и спортивные комплексы. А также про весомый вклад в жилищное строительство. Понятно, что в первую очередь все эти блага предназначались для работников, однако с их помощью Ленгорисполком решал многие проблемы жителей Кировского района.

Одна беда: производимая заводом продукция для тех самых жителей, а также для прочего населения громадной страны советов особой пользы не приносила. Нет, один цех все-таки изготавливал тракторы, но зато все остальные дружно трудились на оборонку, в первую голову клепая танки.

Именно такое «разделение труда» и подвело гиганта. В новых экономических реалиях, случившихся в начале 90-х, эта продукция в прежних объемах оказалась никому не нужной. В итоге сегодня Кировский завод — по сути дела конгломерат малых и средних предприятий, на которых в сумме заняты заметно меньше 10 тыс. работников. Ни одно из них не входит даже в пятерку рейтинга крупнейших производств (ни по численности сотрудников, ни по объему прибыли, ни по налоговым сборам), который регулярно составляет городской комитет экономики.

Так что же: нам остается признать, что новая эпоха нанесла заводу смертельный удар? Или же все-таки важнее, что предприятие живет и исторический бренд сохранен? Попробуем разобраться.
Аренда как спасение

В начале 90-х годов Кировский завод, как и все прочие гиганты советского ВПК, оказался в новых экономических условиях. Падение производства здесь, только по официальным данным, составило 31%. Выход из положения нашли простой, пусть и не слишком совпадающий с заветами отцов-основателей. Решили прибегнуть к сдаче в аренду площадей и продаже оборудования. А также — к переходу на самообеспечение ресурсами, «вплоть до выработки собственной электроэнергии». Отметим, к слову, что принципы кризисных 90-х не забыты и в как будто стабильном настоящем: и энергия вырабатывается, и аренда процветает.

Причем непрофильное использование территории вовсе не является тайной за семью печатями, как это можно было бы вообразить. Более того: это — официально зафиксированная стратегия. Чтобы это понять, даже не надо вчитываться в квартальные отчеты компании, достаточно взглянуть на такой традиционный раздел любого корпоративного сайта, как обращение к посетителям. В нашем случае он озаглавлен «Слово руководителя». Нынешний гендиректор Георгий Семененко особо подчеркивает, что «завод предоставляет различные услуги по сдаче в аренду объектов недвижимости, не используемой под производство». И даже выводит из этого процесса — ни много ни мало, а «социальную миссию» подведомственного учреждения, «предоставляющего комфортные условия деятельности добропорядочным субъектам малого и среднего предпринимательства».

О масштабах этой миссии ведутся дискуссии. Есть, конечно, официальная версия. Так, СМИ цитируют начальника фонда имущества завода Николая Стернарда, по данным которого «только 10% от более одного миллиона квадратных метров имеющихся у компании производственных площадей сдается в аренду сторонним фирмам, остальная недвижимость используется подразделениями холдинга». Миноритарии приводят совсем другие цифры, но в этом вопросе со стороны судить просто невозможно.

Впрочем, свое представление о том, как дела обстоят в реальности, любой интересующийся может составить сам: или на проходной завода (посчитав количество табличек фирм и фирмочек, базирующихся на территории), или же в телефонной книге (двигаясь по тому же алгоритму).

Не арендой единой…

Вполне успешная «дочка» Кировского — «Петербургский тракторный завод» (седьмое место среди городских предприятий по объему отгруженной продукции) — к 50-летнему юбилею трактора «Кировец» презентовала модели его шестого поколения. Уже в сентябре компания намерена начать серийное производство этих машин — с двигателем Mercedes-Benz, системой климат-контроля и прочими элементами современной авто-цивилизации. На предприятии уверены, что «бренд переживает своего рода ренессанс». И обещают выпустить в 2012 году до 1500 единиц тракторной техники.

Менеджеры другой «дочки» — завода «Универсалмаш» — пробуют заработать на возврате к «оборонным корням». Завод получил заказ на поставку 40 унифицированных гусеничных шасси. Стоимость контракта — 4 млрд рублей. Однако чтобы заработать эти деньги, придется вложиться в модернизацию. Причем, по официальной информации, на это потребуется до 500 млн рублей. То есть потратить придется никак не меньше восьмой части от стоимости оборонного контракта.

Остается лишь надеяться, что с шасси получится успешнее, чем с эскалаторами, попытка производства которых «Универсалмашем» явно запомнилось горожанам. Эта история берет начало в 2004 году, когда завод приступил к производству поэтажных эскалаторов, а затем — «тоннельных эскалаторов Христича». Несколько штук отправили в Китай и задумались об освоении городского рынка. В 2007-м предприятие получило заказ от петербургского метрополитена. Контракт стоимостью 79 млн рублей подразумевал поставку 8 эскалаторов для пересадочных узлов «Спасская»-«Садовая» и «Спасская»-«Сенная».

Исполнитель контракта подкупил руководство метрополитена тем, что вместо трех эскалаторов смог вмонтировать в тоннель аж четыре штуки, увеличив тем самым пропускную способность. Однако уже через год после открытия станции эскалаторы встали на ремонт, а новый транспортный узел превратился, скорее, в пересадочное кольцо. Ремонт прошел, однако новые эскалаторы продолжают ломаться — очередной раз это случилось в июне 2012 года. В общем, для других станций городской подземки эскалаторы поставляли уже другие компании.

И кто от всего этого выиграл?

Все последние годы ситуация вокруг Кировского завода осложнялась конфликтом акционеров. Миноритарии, которые в совокупности контролируют 25%-й пакет акций ОАО, обвиняют генерального директора Георгия Семененко (стал наследником на этом посту своего отца Петра Семененко, погибшего в 2005 году), по сути, в том, что он получил полный контроль над предприятиями группы. И теперь «17 тысяч акционеров лишены реальной возможности контролировать директора и назначаемый им совет директоров». Якобы это стало возможно благодаря выводу за границу — через цепочку фирм-посредников в кипрские офшоры — более половины акций компании (18%, доставшихся Георгию Семененко по наследству, и 35%, которые находились на консолидированном балансе холдинга).

При этом недовольные акционеры заявляют, что «уже с 2006 года — задолго до финансового кризиса — предприятие имело неудовлетворительную структуру баланса». В 2007-2009 годах показатели деятельности только ухудшались: убытки составили 1,2 млрд рублей, задолженность перед банками — 4,6 млрд рублей.

Отметим, впрочем, что по официальным данным, за 2011 год консолидированная прибыль ОАО составила 51 млн рублей против убытка в 227 млн в 2010 году, а задолженность перед банками уменьшилась до 4 млрд рублей. Видимо, именно на эти цифры опираются в холдинге, когда уверяют общественность, что являются «крупным налогоплательщиком и значимым инвестором в экономику Петербурга», а также «дисциплинированным страхователем», «неоднократным победителем городских конкурсов на звание «Лучший экспортер Санкт-Петербурга» в номинации «металлургия»». И всем этим «вносит весомый вклад в рост индекса промышленного производства и укрепление финансовых основ городского хозяйства».

Однако ни отдельные предприятия группы, ни холдинг целиком не входят в лидеры рейтинга промпредприятий по платежам в городской бюджет (оный составляется местным комитетом экономики). В этом перечне завод даже не попадает в десятку. Возможно, впрочем, что на заводе и в Смольном просто читают разные статданные.

Так пошел ли на пользу переход этого крупнейшего предприятия под контроль частных лиц? Смотря кому. Работникам, по большому счету, все равно, кто им платит зарплату. Другое дело, что их число по сравнению с советским периодом резко сократилось. Всем же остальным горожанам была важна социальная роль предприятия, но, с другой стороны, средства на деятельность Кировского завода изыскиваются не из их карманов. В минусе, получается, оказался лишь менеджмент ОАО, на который со стороны и Смольного, и собственных акционеров регулярно валятся все шишки.

Да и у них все не так плохо. Ведь по оценкам аналитиков рынка недвижимости, территория Кировского завода составляет не меньше 200 гектаров и на две трети пригодна для редевелопмента. Это означает возможность возведения нескольких миллионов квадратных метров недвижимости. Так что кто бы ни владел заводом, он будет владеть ценным активом. А ведь когда-то это было одно из самых крупных предприятий Ленинграда..