Газ преткновения

24-07-2018

Кабмин назначен и функционирует, а запланированные перестановки в центральных госорганах закрепляют намеченный кадровый успех. Новая власть определилась и приступает к работе. Среди ее главных целей достойное место занимает и газовый вопрос, в котором президент обещал столько подвижек.

Дружить всегда, дружить везде…

Околокризисные обстоятельства миновавшей предвыборной кампании существенно влияли на круг тем, интересовавших кандидатов и востребованных прислушивающимся к ним избирателями. Поэтому неудивительно, что большинство претендентов на самый заманчивый пост в стране уделяли максимум внимания экономическим вопросам. Как и прочие участники гонки, этого направления, мягко говоря, не чуждался и недавно избранный глава государства. И не последнее место среди объектов критики между другими деяниями предыдущей власти занимала вечно проблемная тема газа.

Главный энергетический месседж, который лидер рейтинга старался донести до внимательных слушателей: газовые контракты образца 2009 года для Украины не выгодны (с чем трудно спорить) и непременно будут пересмотрены. Кроме рекламы чуть ли не обязательных ценовых уступок будущий президент между делом рассуждал о перспективах совместной с Европой и Россией модернизации отечественной ГТС, о необходимости создания консорциума неустановленного образца, а также сетовал на то, что газопроводы в обход Украины (в первую очередь «Северный поток») по недосмотру властей строят без участия нашей страны… И после того, как «официально» пророссийский Виктор Янукович занял кресло, «в очереди» к которому он, по собственным словам, «давно стоит», популярность газовой тематики обрела второе дыхание.

Перед мартовским визитом свежеизбранного гаранта в Москву предполагалось, что энергетическим вопросам (в первую очередь — ценового характера) будет уделяться особое внимание. Итогом общения двух президентов стало намерение обсуждать проблему дальше. «Что касается сотрудничества в газовой сфере, то у нас есть соглашения и контракты, но мы договорились о том, что мы дадим поручения правительствам и министрам вступить в полноформатные отношения и обсудить сотрудничество в энергетической сфере как в газовом направлении, так и по другим энергетическим вопросам», — обтекаемо очертил перспективы Дмитрий Медведев. Тем не менее предполагается, что первый этап «пристреливания» пройдет еще до очередной даты ежемесячных расчетов — то есть, в конце марта — в начале апреля. Тем более, что с назначением главой МИД экс-посла в РФ Константина Грищенко, министром топлива и энергетики — Юрия Бойко и с выдвижением на пост главы НАК «Нафтогаз України» Евгения Бакулина круг знакомых Москве украинских переговорщиков получил довольно четкие очертания.

В России пока тему снижения цены на газ воспринимают без особого энтузиазма. Например, заместитель председателя Госдумы РФ и президент Российского газового общества Валерий Язев, отстаивая справедливость существующих формул, считает, что значительное сокращение изначально запланированных объемов отбора газа в текущем году (33,75 миллиарда кубометров вместо 52-х) — уже достаточная скидка. В Украине с такой точкой зрения (напомним, расценки на «голубое топливо» в первом квартале 2010 года составляют 305,2 доллара за тысячу «кубов») соглашаются далеко не все. Например, в комментарии изданию «Коммерсант-Украина» близкий к Юрию Бойко директор киевского Центра энергетических исследований Константин Бородин отмечал, что, с оглядкой на цены для других европейских стран и транзитные расстояния, экономически обоснованная цена могла бы составлять порядка 205-210 долларов. Но эксперты с российской стороны, если и вспоминают о скидках, то предпочитают использовать несколько иные цифры. «Цена за тысячу кубометров может быть вполне в пределах 240-250 долларов», — полагает генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. И то — не одной дружбы ради, а исключительно на почве «либерализации украинского газового рынка».

Цена вопроса

Газовая политика новой старой власти остается одним из основных предметов интереса как экспертного сообщества, так и неравнодушных «маленьких украинцев». Аспектов у этого интереса множество — это и судьба «Нафтогаза», и проблема намечающегося повышения тарифов, и вопрос возвращения на рынок «выдавленных» было посредников, и, наверное, в первую очередь, та цена, которую предстоит заплатить за желаемую Москвой «либерализацию рынка».

Пожалуй, четче всего на сегодня просматриваются перспективы наиболее животрепещущего для населения вопроса — потенциальной стоимости коммунальных услуг. Партия регионов, которая некоторое время «политкорректно» стояла на позициях «Нет ущемлению интересов трудового народа!» постепенно дает слабину. Сотрудничество с международными финансовыми организациями выходит на первый план. А и МВФ, и Всемирный банк настойчиво повторяют: тарифы должны быть пересмотрены. Грядущие изменения уже проанонсировал Сергей Тигипко. Стоит напомнить, что в рамках программы восстановления справедливости предполагается поднять цены на «голубое топливо» не только для населения, но и для предприятий теплокоммунэнерго. А, значит, одним махом возрастут не только газовые тарифы, но и увеличится стоимость горячей воды и отопления. Сам вице-премьер, тем временем, уточняет: «Тарифы нужно поднять, за них должны платить богатые, и платить цену реальную, а может и большую. А эти деньги, которые мы уделим из бюджета, надо давать бедным. Персонально». Как именно стоит интерпретировать «персональные» слова Сергея Леонидовича — покажет время. По нынешним безденежным временам идти на целевые выплаты наличными в рамках монетизации льгот — путь практически тупиковый. В таком случае, речь, скорее всего, снова зайдет о некоей форме субсидий, которые еще предстоит кому-то погашать…

Стремление повысить тарифы объясняется не только мечтой ублажить источники кредитования, но и желанием спасти «Нафтогаз» от скольжения в пропасть. Накануне смены руководства НАК стала источником череды в меру оптимистичных новостей. Но несмотря на то, что в конце 2009 года нацкорпорации удалось реструктуризовать наиболее вопиющие задолженности, положение монополиста по-прежнему трудно охарактеризовать словами, принципиально отличающимися от «плачевное». От нового топ-менеджера — Евгения Бакулина — эксперты большой самостоятельности не ожидают. Решать проблемы «Нафтогаза» будут наверху — и Юрий Бойко наметил возможный вариант еще до вступления в должность.

Часто упоминаемой версией будущего едва-едва не банкрота в последнее время является принципиальная реорганизация компании путем разделения ее на несколько «тематических» единиц, как и предлагала европейская сторона в рамках памятной газотранспортной декларации. Нет субъекта — нет проблемы. «Нафтогаз» может быть ликвидирован полностью, дабы на «обломках» были созданы новые структуры, либо ему предстоит дать своим «дочкам», занимающимся сбытом или транзитом, большую автономию. В частности, предполагается разделить и ГТС — на «транзитную» и «внутреннюю». «Не думаю, что за два-три месяца, но за год мы будем знать, как это делать», — предполагает вновь назначенный министр топлива и энергетики. Ну, а в течение года, вероятно, станет ясно, и как именно могут быть пересмотрены газовые контракты, и то, вернутся ли посредники.

Перестройка существующей системы даст возможность отыграть позиции тем игрокам, которых старательно вытесняли с рынка. В первую очередь, речь может идти об отечественных бойцах энергетического фронта. Например, при «разводе» магистральной системы транзита и распределительных газопроводов рискуют усилиться позиции Дмитрия Фирташа, чье влияние на многие облгазы трудно недооценить. Да и в целом положение дел опального во времена Юлии Тимошенко посредника определенно обещает измениться: во всяком случае к «Укргаз-Энерго» суд уже, похоже, стал благосклоннее, да и решение на счет судьбы иска к «Нафтогазу» по поводу приснопамятных 11 миллиардов кубометров в Стокгольме еще не принято.

Со сменой президентско-правительственной команды стоит ожидать активации былых посредников, но не факт, что действующие когда-то схемы будут возрождены. Может оказаться так, что всем желающим придется договариваться не только с властью, но и ждущими встречных предложений россиянами. Во всяком случае пресловутая «либерализация рынка» может быть истрактована и так. Именно перспективу «открыть продавцам газа доступ к конечным потребителям» упоминал как возможную уступку украинской стороны Константин Симонов (напомним, сейчас впущенный договором 2009 года на украинский рынок «ГазпромСбытУкраина» пока перепокупает «голубое топливо» у монополиста-«Нафтогаза»). В качестве других вариантов «цены» вопроса часто упоминаются те или иные формы смены собственности на украинскую трубу в рамках того или иного (модернизирующего или нет) консорциума. Как известно, украинское законодательство не позволяет отбирать ГТС у государства. Но до следующей зимы времени еще много. А если впереди действительно реорганизация госкорпорации со всеми вытекающими оттуда последствиями для рынка, на который могут и местные посредники вернуться, и российские попретендовать, то вариантов — еще больше.