Потери от транспортных сбоев в Европе составляют 1,5 млрд евро

10-11-2018

Зимний хаос в наших аэропортах, на наших дорогах и на наших вокзалах стал вторым транспортным кризисом в течение нескольких месяцев. В апреле 2010 года извержение вулкана в Исландии парализовало воздушное сообщение. Тогда потери, по существующим оценкам, составили пять миллиардов евро. Затем причиной стали лед и снег. Компания Air France-KLM считает, что ее убытки в декабре равнялись 70 миллионам евро, а British Airways – 50 миллионам евро. Фактический ущерб, включая потерянное пассажирами время, намного больше. Эксперты считают, что ежегодные убытки из-за транспортных сбоев составляют 1,5 миллиарда евро, а в 2010 году они были, скорее всего, на 50% выше.

Силы природы являются естественными врагами транспорта. Его невозможно полностью защитить от наводнений, землетрясений или извержений вулканов. Существуют еще такая серьезные угроза как терроризм. Террористический акт, совершенный 11 сентября 2001 года, а также взрывы бомб в автобусах в Лондоне, в поездах в Мадриде и в московском метро показывают, насколько катастрофическими могут быть их последствия. Поэтому ответ на рождественский хаос заключается не только в увеличении количества снегоуборочных машин или запасов гликоля. Истинный урок состоит в том, что мы должны еще более систематично заниматься следующим важным вопросом – как мы должны готовиться к неожиданному?

Давление исходит как со стороны спроса, так и со стороны предложения. Наши высоко мобильные, переплетенные между собой общества все сильнее зависят от транспорта. С 1970 года количество пассажиро-миль на воздушном транспорте увеличилось в девять раз. Контейнерные перевозки в 1970 году практически разнялись нулю, а сегодня они составляют около полумиллиарда тонн в год. Даже сравнение с показателями 20-летней давности впечатляет – с 1990 года поток товаров на автомобильном транспорте в странах ОЭСР вырос на 70%, а на железной дороге – на 50%.

Логистика «just in time» (англ.: как раз вовремя, точно по графику – прим. перев.) оказывает дополнительное давление. Железные дороги, автомобильные магистрали, портовые сооружения уже давно стали мобильными складами. Мы стали чаще путешествовать, делаем это в более короткий период времени и преодолеваем большие расстояния. Опоздания и помехи оказывают непосредственное воздействие. Клиенты требуют большего количества услуг за свои деньги – в Германии, например, оплачивающие грузовые перевозки экспедиторы жалуются на недостаточную дорожную информацию. На стороне предложения транспортные системы оперируют так близко к пределу своих возможностей, что малейшее происшествие вызывает далеко идущие последствия. В лондонском аэропорту Heathrow ежедневно с двух взлетно-посадочных полос поднимаются в воздух примерно 1300 самолетов, почти столько же в парижском Paris-Charles de Gaulle с его четырьмя ВПП. Закрытие аэропорта Heathrow сразу повлияло на работу других европейских аэропортов. Поэтому надежность является самым большим вызовом в области транспорта в 21-ом столетии.

Неправильное расходование ресурсов беспокоит нас больше всего. Политики и предприниматели должны осознать, что потребителей меньше беспокоит само по себе время, затраченное на дорогу, нежели неизвестные вещи, которые создают препятствия их самолетам, их дорогам, их автомобилям, их поездам и разрушают их собственное планирование. Заторы на дорогах обычно определяются на основании среднего времени, затрачиваемого на поездку. Ненадежность относится к отклонениям от этого показателя. По данным организации International Transport Forum, экономические потери от дополнительного времени, которые пассажиры – например, приезжающие в центр города на работу жители пригорода – должны принимать во внимание при составлении своих планов, оказываются выше, чем стоимость самой поездки.

Поэтому надежность должна находится в центре внимания. В списке «что делать» современной политики должны в любом случае значиться четыре пункта, имеющие отношение к стратегии надежности: информировать, строить, управлять, заниматься ценообразованием.

Первый шаг является, судя по всему, наиболее эффективным. Создать в конце концов настоящий информационный поток между предприятиями, между организаторами перевозок, от поставщиков к потребителям. Рождественский хаос был не в последнюю очередь информационной катастрофой. Слабости в области координации – например, между аэропортами и авиакомпаниями или государственными учреждениями и транспортными предприятиями – стали болезненно очевидными. Транспортный сектор – это необычная отрасль. Здесь предлагаются стандартные услуги предельно гетерогенной клиентуре. Персонализация массового предложения является одним из самых больших вызовов для предприятий, поставляющих услуги. Ключом к успеху является информация до, по время и после поездки. Подобные технологии существуют, однако многие операторы не хотят делиться своими данными.

Во-вторых, нельзя обойти вниманием то обстоятельство, что современная транспортная система является дорогой – идет ли речь об оценке стоимости инфраструктуры, новых услуг или дополнительного использования персонала в чрезвычайных ситуациях. Продуманная схема инфраструктуры может оказаться полезной. Мало кто мог себе представить, что самые современные железнодорожные линии этой зимой столкнутся с подобными проблемами.

В-третьих, управление спросом сегодня важно как никогда ранее. Столкнувшись с отменой некоторых поездов и наплывом авиапассажиров, компания Deutsche Bahn была вынуждена просить своих собственных клиентов не пользоваться услугами железной дороги. Сеть Eurostar была даже вынуждена полностью остановить работу системы бронирования, а после этого не смогла справиться с очередями. В аэропортах Франкфурта и Москвы вынуждена была вмешаться полиция для того, чтобы сдерживать раздосадованных пассажиров. Высшая «стратегия надежности» должна систематически определять критические слабые точки в инфраструктуре и системе оказания услуг. Таким образом она создаст предпосылки для управления рисками.

В-четвертых, транспортные сборы должны быть также в наборе инструментов. Тарифы являются чувствительной политической материей. Но в этом вопросе можно достичь большего понимания, если они будут рассматриваться в меньшей степени как наказание водителя и больше как гарантия от ненадежности.

Во многих странах сегодня встречаются министры транспорта и представители транспортного сектора для обсуждения существующих проблем. Если учитывать финансовое положение и недовольство общественности, то можно сказать, что политика находится под давлением, и она должна продемонстрировать эффективные с точки зрения рентабельности решения. Они могут быть найдены быстрее, если будет больше уделяться внимание надежности транспортного сектора в целом, а не только количеству снегоуборочной техники. Появятся и другие причины хаоса, о которых мы пока не знаем. Однако в будущем мы должны быть лучше к этому подготовлены.