Граждане и доходы государства

26-09-2018

Если бы правительство Москвы не бралось само за строительство, а положило бы деньги в банк и собрало бы налоги с застройщика – была бы прибыль

Государство не должно заниматься бизнесом с целью получения прибыли. Государство должно собирать налоги. Государство должно быть регулятором, в рамках каковых функций и может быть владельцем отдельных приносящих прибыль активов.

Почему государство не должно заниматься бизнесом, имея целью извлечение прибыли? С одной стороны, цель любого бизнеса – получение максимальной прибыли. С другой, цель любого потребителя – приобретение товара или услуги удовлетворяющего качества по минимальной цене. Так что если государство берется заниматься бизнесом, имея целью именно извлечение прибыли – то и оно желает получить прибыль по максимуму. В тоже время, когда дело касается не экспортных отраслей, конечным плательщиком является население. Иных просто нет.

Таким образом, интересы государства и населения приходят в прямое противоречие. Что уже само по себе недопустимо. Не верите, что такое возможно? Полноте – вспомните совсем недавний конфликт вокруг нежелания госкомпании «Роснефть» снижать цены на бензин – адекватно снижению цены на нефть, освященное государством в лице премьер-министра, который откровенно заявил, что мы все должны «помочь нефтяникам в трудное для них время».

Но это только один аспект проблемы. Второй в том, что государство – в отличие от частника – может принудить вас к сделке с ним. К невыгодной для вас, но выгодной для него сделке. Потому и принудить, что сделка невыгодна для вас. Смотрите сами – правительство Москвы который год реализует программу строительства гаражных комплексов, но поскольку в силу определенных причин стоимость таковых гаражей значительно превосходит стоимость куда более доступных альтернатив – простых гаражей и ракушек (руководство столицы искреннее полагает, что 11 000 долларов за бокс в рамках программы «Народный гараж» – это и в самом деле «народный гараж», это в кризис-то!), то – тем хуже для ракушек и гаражей. То есть для их хозяев, которых правительство Москвы, по сути, заставляет покупать гаражи в гаражных комплексах – принимая меры по «очистке улиц города от ракушек и гаражей». Сравните стоимость «ракушки» – максимум 1 000 долларов, и «народный гараж» за 11 000 долларов. На ровном месте потребитель должен переплатить в 11 раз, выложив дополнительные 10 000 долларов, да еще поиметь убытки от сноса его гаража или ракушки – ведь за них денежки тоже уплачены были. Да, можно было откорректировать программу с тем, чтобы гаражи и ракушки не сносились, а выкупались московским правительством, пусть и по некоей минимальной цене – но разве правительство города к тому готово? Вот просто ввести москвича в убыток, уничтожив его собственность, хотя с формальной стороны право имеет – земля-то под ракушкой и гаражом городская. Но наиболее точно характеризуется это ленинским «по форме верно, а по сути – издевательство», ведь город – это в том числе и миллионы владельцев подлежащих сносу гаражей и ракушек и членов их семей). Это да, это по-московски!

То есть как ни посмотри, а прибыли, извлекаемые государством – это не что иное, как наши с вами убытки. А это уже не бизнес. Это – грабеж. В то время как регулирующая роль государства в том и состоит, чтобы рассматривая вопрос в целом, не допускать подобных ситуаций. Потому что бизнес – это создание добавленной стоимости, а не игра с нулевой суммой. Притом добавленной стоимости для обеих сторон сделки.

Но можно взглянуть на государственный бизнес и поглубже. Вот, скажем, собралось все то же правительство Москвы (чего далеко ходить – автор опишет свой личный случай) снести восемнадцать домов в Сокольниках и построить на их месте тридцатиэтажные башни, увеличив площадь застройки с 46 000 до 100 000 метров жилья. Делать все это предполагается за счет средств бюджета города Москвы – по крайней мере, именно такой вариант финансирования этого строительства привел на слушаниях по Генплану Москвы представитель заказчика («Москонтроль» – одна из структур правительства Москвы) – с целью как улучшения жилищных условий проживающих на указанных 46 000 метров москвичей, так и с целью пополнения бюджета города Москвы, испытывающего по случаю кризиса серьезный дефицит. Вариант того, что в самый последний момент как чертик из коробочки, выскочит на свет сугубо частный инвестор, оправдывая свое появление тем, что по случаю дефицита у города нет средств для реализации проекта, автор отметает – когда это официальные лица правительства Москвы врали москвичам?

Итак, предстоит снести 46 000 метров жилья, построив на их месте 100 000. При этом жители сносимых домов переселяются в рамках своего микрорайона, то есть из 100 000 метров надо вычесть те же 46 000. Итого к коммерческой реализации, прибыль от которой и призвана пополнить бюджет Москвы, – 54 000 метров.

Себестоимость строительства квадратного метра жилья правительство Москвы видит где-то в районе тысячи долларов. Итого построить 100 000 квадратов будет стоить 100 миллионов долларов. Сколько-то будет стоить снос – но мы это опустим. В тех же Сокольниках квартиры сейчас продаются достаточно хорошо в случае, если стоимость метра не превышает 3 500 долларов – что поделаешь, кризис.

Итак, понеся затраты в 100 млн долларов от продажи 54 000 метров бюджет выручит 190 млн долларов. Налицо доход бюджета в размере 90 миллионов долларов. Красота? Не совсем.

Итак, с одной стороны – строительство продлиться порядка двух лет. Те же 100 миллионов долларов, но в рублевом эквиваленте бюджет мог бы разместить на депозит в банке, получив за год не менее 20% годовых (если банк готов содержать разветвленную филиальную сеть, привлекая вклады граждан по 18% годовых, то работая с правительством Москвы, он может дать и побольше – получая без всякой сети депозит в три с лишним миллиарда рублей). С другой стороны, частный предприниматель – при должном налоговом контроле – был бы вынужден заплатить все тому же городу налог на прибыль в размере 20%. В случае, если частник работал бы на свои средства, то сумма налога была бы равна 20% от 90 миллионов (вопрос завышения стоимости строительства за счет взяток чиновникам мэрии мы опускаем – ведь согласно недавнему утверждению пресс-секретаря мэрии Цоя, такого явления как коррупция в правительстве Москвы просто нет); в случае, если на заемные – несколько ниже.

То есть как ни крути, а если бы правительство Москвы не бралось само за строительство, а, во-первых, положило бы деньги на депозит в банк, во-вторых, собрало бы налоги с частного застройщика, то минимум треть от указанной выше прибыли в 90 миллионов оно бы получило и так.

Как же обстоит дело с остальными шестьюдесятью? Тут стоит вспомнить о том, что большинство подлежащих переселению граждан не то чтобы не горят желанием переехать из своих пятиэтажных «сталинок» в новые дома, но даже наоборот – подписали письмо, в котором выразили четкое несогласие с планами правительства Москвы. Люди не хотят несколько лет жить в окружении стройки, а также еще несколько – среди бесконечных соседских ремонтов. И это не считая ремонта собственного, который в «минимальной комлектации» обойдется долларов в 300 за метр площади. То есть переселенцы – все вместе – «попадают» минимум на 14 – 15 миллионов долларов расходов на ремонт. Нет, конечно, постулируется, что предоставляемые квартиры будут с отделкой. Но мы-то все понимаем, что придется и стены равнять, и стяжку на полы кидать, и обои новые клеить, и вместо линолеума класть ламинат или паркет.

Вот и осталась от прибыли бюджета Москвы половина, а в реальности – и того меньше. А ведь жизнь у москвича одна и несколько «вырванных» из нее лет – за счет стройки и ремонта вокруг – тоже чего-то стоят. На мой взгляд, стоят. Ну, и с себестоимостью метра в 1 000 долларов я весьма оптимистичен.

Есть еще, конечно, вопрос расходования средств из бюджета. Недавно кто-то из федеральных чиновников выступил с печальным признанием о том, что при формировании смет расходов данный уровень власти вынужден учитывать воровство в размере до трети от выделенных средств. Но мы будем считать, что в Москве все обстоит совсем не так, как у федерального правительства – иначе до граждан вообще ничего из полученной бюджетом прибыли не дойдет.