Как возник российско-белорусский нефтяной конфликт?

26-11-2018

Российско-белорусский нефтяной конфликт длится уже третью неделю. За что спорят, и главное кто спорит в вопросе, цвет которого схож с цветом сырой нефти.

Сколько стоит нефтяной оффшор?

Белорусский нефтяной оффшор возник в момент активизации создания Союзного государства. Главной причиной успехов стал рост поставок в РБ беспошлинной дешевой российской сырой нефти. Интерес российских нефтяных компаний заключался в меньшем по сравнению с Россией размером экспортной пошлины, которую экспортер должен уплачивать в госбюджет. Впрочем, было заключено соглашение о том, что пошлины на экспорт нефтепродуктов из Беларуси, попадающие в белорусский бюджет, будут делиться между бюджетами двух стран. Однако через некоторое время российская сторона засомневалась в размере отчислений. Беларусь же благодаря растущим ценам на нефть превратилась в достаточно крупного экспортера нефтепродуктов на европейский рынок.

По настоянию российской стороны пошлина была унифицирована в январе 2004 года. Однако статус-кво продержалось недолго. Через несколько месяцев поставлять нефть в Беларуси вновь стало выгоднее.

Поэтому в начале 2007 года разразилась новая нефтяная война, которая едва не похоронила белорусский нефтяной оффшор. Тогда на некоторое время были прекращены и поставки нефти на белорусские НПЗ, и транзит ее в Европу. Но была установлена российская спецпошлина на сырую нефть с применением в 2007, 2008 и 2009 годах коэффициентов 0,293, 0,335 и 0,356 соответственно. Фактически это был инструмент раздела прибыли от экспорта нефтепродуктов из Беларуси. В частности, в 2009 году в Беларуси оставалось 15% экспортной пошлины на нефтепродукты, а 85% поступало в российский бюджет. Такой механизм был гораздо прозрачнее существовавшей до 2007 года схемы раздела пошлин. Но Беларуси с помощью госсубсидий и прочих аргументов удалось удержать российских нефтяников на белорусском рынке.

Де-юре эта схема прекратила действовать 1 января 2010 года. Поэтому началась нынешняя нефтяная война. Беларусь настаивала, как минимум, на пролонгации отношений. В ноябре Минску удалось договориться о поставках нефти в страну с уплатой пошлины с пониженным коэффициентом к российской вывозной пошлине — 0,32 против 0,356 в прошлом году. Минфины двух стран даже подписали соглашение на сей счет. Однако недовольные минфиновской сговорчивостью нашлись с обеих сторон.

Министр энергетики России Сергей Шматко в начале декабря заявил о готовности РФ продолжить льготные поставки нефти в Беларусь только в обмен на вхождение российского капитала в предприятия белорусской нефтяной инфраструктуры.

Тогда Беларусь стала упирать на то, что внутри Таможенного союза никаких пошлин быть не должно в принципе. Хотя на момент подписания ТС в Беларуси знали, что Россия вынесла нефть за рамки Таможенного союза. Но каждая из сторон решила обострить игру по максимуму.

По оценкам экспертов, продажа нефтепродуктов в страны Евросоюза приносит в белорусский бюджет около трети валютной выручки. Это примерно 6,5 млрд долларов.

Беларусь настаивает на льготных пошлинах, а РФ готова поставлять беспошлинно 6,3 млн тонн нефти для внутреннего потребления, а прочие поставки (свыше 15 млн тонн) — со 100-процентной пошлиной. По оценке экономического обозревателя Татьяны Маненок, при переходе на предложенный Россией механизм, объем изъятия для Беларуси возрастет примерно в два раза. Эксперт отметила, что конкретные финансовые потери Беларуси из-за неурегулированного вопроса поставок нефти оценить крайне затруднительно, так как для этого необходимо учесть не только объем закупок российской нефти (около 22 млн т в год) и экспорта нефтепродуктов (15 млн тонн), но и собственную добычу (1,7 млн тонн, причем основной объем не перерабатывается в стране, а экспортируется, что экономически выгоднее), размер госсубсидий поставщикам и переработчикам нефти на белорусских НПЗ (в бюджете на 2010 год на это заложено 4,039 трлн рублей), беспошлинные поставки российского мазута (активно осуществлялись с декабря 2008 года по март 2009 для замещения дорогого газа) и других видов нефтепродуктов, а также многие другие факторы.

Стоит также сказать, что в список ТОП-20 крупных налогоплательщиков по итогам первого полугодия-2009 входили 6 нефтяных компаний. Два белорусских нефтеперерабатывающих завода — ОАО «Мозырский НПЗ» и ОАО «Нафтан» — традиционно представлены в верхней части списка. Мозырь занимает 2-ю позицию, Новополоцк — на 3-ю. На 4-е место поднялось ИП «Лукойл-Белоруссия». Замыкает первую «десятку» СП ЗАО «Славнефть-Старт». На 14-м месте — ИООО «Юнис-Ойл». На 18-м месте расположилось РУП «ПО «Белоруснефть». Выбыли из «чарта» группа компаний «Юнивест-М» и РУП «Гомельтранснефть «Дружба».

Вывод, который напрашивается, звучит риторически: Беларуси на самом деле есть что терять. Нефтянка фактически это один из столпов белорусской экономики. Убрать его, и в стране обнажится ряд дыр, латать которые в краткосрочной перспективе будет очень сложно.

Кто посредники?

Нефтяная «война» по своим масштабам не уступает своим подобным газовой и молочной кампаниям. Однако риторика властей уже не является народной, рассчитанной на широкие массы. Ведь «гибнуть в окопах» может ограниченное число довольно состоятельных лиц. Имена ключевых фигур — секрет Полишинеля.

Всего в прошлом году около 20 резидентов занимались поставками нефти на переработку на белорусские НПЗ и затем экспортом нефтепродуктов в Европу. Ключевые позиции остались за государственными структурами. Это «Белорусская нефтяная компания», «Белоруснефть» и два завода — «Нафтан» и Мозырский НПЗ.

Другая масштабная группа — это российские нефтяные компании, которые открыли в Беларуси свои дочерние предприятия. Кто-то, как например «Лукойл», сделал это еще в начале 90-х, а другие «тигры» этим занялись в последние год-два. Среди них можно выделить «Татнефть», которая открыла «дочку» ИООО «Татнефть-Белнефтепродукт», группа компаний «Альянс» (ИЗАО «Белросальянс»), ТНК-ВР (ТНК-Би-Пи-Запад) и «Газпром нефть» («Газпромнефть-Белнефтепродукт»). Справедливости ради стоит сказать, что, открыв «дочки», российские компании намерены покрыть территорию Беларуси сетью своих АЗС.

Владельцы или управляющие партнеры компаний Вагит Алекперов (Лукойл), Леонид Фридман (ТНК-BP), Владимир Богданов (Сургутнефтегаз), Михаил Гуцериев (Русснефть) были не единожды на переговорах в Администрации президента Беларуси. И, судя по всему, каждый раз им удавалось сблизить позиции.

Следует также выделить ряд других довольно самостоятельных российских игроков. «Юнивест-М» патронирует российская компания ООО «МКД-Групп», возглавляют которую Анатолий Тернавский и Ко, бывшие топ-менеджеры «Славнефти». Группа осуществляет добычу нефти на территории Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов. Впрочем, сырье для переработки в Беларуси компания покупает и у других владельцев.

Нельзя не отметить и еще одного крупного налогоплательщика — «Юнис Ойл». Нефтяной ручей капает из Татарстана.

«МСП-ойл» принадлежит экстравагантному российскому бизнесмену Владимиру Брынцалову. Он с недавних пор свил гнездышко в Беларуси, а на днях А.Лукашенко своим указом передал Брынцалову белорусский фармзавод «Диалек».

Однако и белорусы не лыком шиты. Успешно работает на нефтяном рынке и большая группа белорусских компаний, которые занимаются переработкой углеводородного сырья на давальческой основе на белорусских НПЗ и последующей продажей полученных нефтепродуктов. Среди них, например, можно выделить группу компаний «Трайпл». Ее интересы представляют компании: СЗАО «ТрайплЭнерго», ОДО «Белнефтегаз», СООО «НефтеХимТрейдинг», СП ООО «Неонафта». Оперативный контроль находится у влиятельных бизнесменов Юрия Чижа и Владимира Япринцева. «Трайпл» сотрудничает с нефтедобывающими компаниями «Лукойл», «ТНК-ВР Холдинг», «АНК «Башнефть», «Газпром нефть». «С начала 2009 года в Беларусь для переработки нашими компаниями поставлено более 1,5 млн. тонн нефти, что позволило группе компаний «Трайпл» выйти на лидирующие позиции среди компаний переработчиков и стать одними из крупнейших налогоплательщиков в бюджет Беларуси», говорится на сайте компании. В ближайших планах компании построить и запустить сеть АЗС.

К белорусам причисляют и другого активного игрока — иностранное производственно-торговое частное унитарное предприятие «Миралекс», зарегистрированное решением Министерства внешних экономических связей РБ от 5 марта 1997 года. Как сказано на сайте компаний, «Миралекс» входит в группу компаний OBM Group, которая зарегистрирована в Риге. Компания является давним партнером «Сургутнефтегаза».

Впрочем, при каждом заводе есть еще ряд местных трейдеров. В Новополоцке это «Интерсервис», владельцем которой называют влиятельного бизнесмена Николая Воробья. На Мозырь ориентирована компания «Нафта-Импекс», она же пытается представить белорусские нефтепродукты на украинском рынке. По словам участников рынка, у каждой из подобных структур есть свои влиятельные покровители из высших эшелонов власти или из числа бывших чиновников, как например, нынешние руководители некоторых спортивных федераций. Россия, к слову, уже публично обвинила белорусские власти в том, что они лоббируют интересы посредников-спекулянтов, добиваясь особого льготного режима по поставкам нефти.

На официальной же передовой позиции фигурируют фамилии двух вице-премьеров — Сечина и Семашко. Фигуры, впрочем, не совсем сопоставимые по степени влияния. Однако знающие за что сражаются. Российский вице-премьер Игорь Сечин является председателем Совета директоров крупной госкомпании «Роснефть». Первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко занимает пост председателя Наблюдательного совета «Приорбанка», который наряду с ВТБ-Банком, «Альфа-банком», «Белросбанком», «Банком «Минск-Москва» и зарубежными гигантами, такими как BNP Paribas, Fortis, занимаются финансированием поставок нефти и нефтепродуктов.

Есть ли альтернатива российской нефти?

Белорусское правительство после приснопамятных событий начала 2007 года обдумывает альтернативные варианты поставки нефти. Можно вспомнить громкие заявления о реализации проектов по добыче нефти в Венесуэле, поставках нефти из арабских стран и Казахстана и прочие подобные проекты. Однако на данный момент пока нет альтернативы поставкам российский нефти. Это наименее затратный и наиболее доходный вариант. На одной из недавних конференций, заместитель генерального директора ОАО «Мозырский НПЗ» Сергей Солодовников, отвечая на вопрос о возможности переработки каспийской нефти на белорусских НПЗ, заявил следующее: «Закупка такой нефти будет иметь большую логистическую составляющую и как альтернативный вариант это можно рассматривать. Но в ситуации, когда в нормальном порядке решаются вопросы поставок российской нефти, наверное, не стоит увеличивать затраты на приобретение каспийской нефти».

Вместе с тем в качестве альтернативы эксперты рекомендуют присмотреться к проекту, который намечено реализовать в рамках программы «Восточное партнерство». Украина и ряд европейских стран активно приглашают Беларусь к участию в создании нового нефтетранспортного коридора по поставкам каспийской нефти в Европу (Одесса — Броды).

Приватизация и реализация

Впрочем, взаимоотношения в нефтяной сфере нельзя сводить лишь к пошлинам и объемам. Нефтянка — это лишь один из пунктов Программы расширения российско-белорусского сотрудничества в топливно-энергетической сфере. Она включает еще газ, АЭС, электроэнергию. Данный документ планировалось подписать еще в конце года, но теперь сроки сдвинулись на февраль.

В частности, Беларусь и Россия выдвигают ряд встречных условий в нефтяной сфере.

Наши восточные соседи хотят четко прописать правила участия российских нефтяных компаний в деятельности субъектов ТЭКа Беларуси и гарантиях сохранности инвестиций. «В этом документе РФ постарается учесть опыт неудачной, по ее мнению, фьючерсной сделки с «Белтрансгазом», которая мало того, что растянута на 4 года, но в итоге не дает права «Газпрому» контролировать деятельность созданного белорусско-российского СП», — отметила Татьяна Маненок. Кроме того, предполагается выработать новые условия экспорта нефти и нефтепродуктов, утвердить методику изменения тарифов на услуги по транспортировке российской нефти по территории Беларуси.

Еще один ключевой момент участие российских компаний в приватизации белорусских НПЗ, в частности «Нафтана». Российские компании, такие как, например, «Лукойл» и «Роснефть» уже давно проявляют интерес к приватизации белорусского нефтехимического комплекса. Однако ударить по рукам с белорусскими властями им пока не удалось. Месяц назад президент НК «Роснефть» Сергей Богданчиков вновь обозначил интерес своей компании к приобретению НПЗ «Нафтан». «Для нас этот актив мог бы быть эффективным», — сказал С.Богданчиков. Однако участие «Роснефти» в приватизации данного НПЗ зависит от условий, которые пока не объявлены, отметил он. Стоит напомнить, что Беларусь желает продать «Нафтан» не в одиночку, а в комплексе с «Полимиром». Но этот вариант не очень устраивает россиян.

Официальный Минск предлагает проводить «совместную разведку, разработку и эксплуатацию новых нефтяных месторождений на территории Союзного государства и территориях третьих стран». Кроме того, белорусская сторона заявляет о необходимости разработать и реализовать ряд совместных проектов по строительству и эксплуатации новых нефтепродуктопроводов, а также предлагает российской стороне поучаствовать в приватизации белорусского участка нефтепровода «Дружба».