Греческий кризис – пример демократии

18-09-2018

Храбрые греки всё-таки добились улучшения условий от кредиторов. Их дерзость казалась опасной авантюрой, но жители Эллады решили рискнуть, и вышли победителями. При этом Ципрас отметил, что до сих пор существует относительно маленькая, но все-таки угроза, выхода Греции из еврозоны.

По ходу длительного саммита, на котором принималось окончательное решение по греческому вопросу, было решено сохранить финансовую поддержку Греции. Разница была лишь в том, что новые переговоры велись не на условиях, предложенных европейскими кредиторами, а на основе поиска компромисса с обеих сторон, который мог бы соответствовать требованиям обоих сторон.

Реализация нового пакета реформ скорей всего послужит катализатором новых кризисных явлений, но в итоге они помогут привести страну к экономической, а главное – финансовой стабильности, которая на протяжении долгого времени отсутствует в Греции. Пакет реформ будет рассчитан на три года.

Если вдаваться в условия финансовой помощи, то можно отметить, что грекам удалось добиться хороших кредитов в размере порядка 84 млрд. евро, чего по условиям реформирования должно хватить для оздоровления экономики страны. Это и стало главной причиной, которая убедила кредиторов выдать Элладе очередные кредиты.

Ситуация с Грецией могла и может иметь достаточно разные последствия, но какой бы из сценариев развития событий не пришёлся на долю греков, с уверенность можно сказать одно – ЕС останется в проигрыше. Сейчас практически исключается выход Греции из еврозоны, а это значит, что европейцы признают несостоятельность своего политического и экономического векторов, ведь они чуть было не привели одну из стран-участниц к дефолту.

Греки показали, что с Брюсселем можно и нужно гнуть свою линию, иначе Германия и другие лидеры Еврозоны будут навязывать сугубо свою позицию. Не исключено, что по примеру Ципраса ещё многие страны предъявят претензии к правительству ЕС, и тогда уже можно будет ожидать любого развития событий, вплоть до выхода стран из Европейского Союза. А, казалось бы, всего-то надо было один раз сказать «нет».