Евросоюз, учи матчасть!

25-06-2018

Прежде, чем требовать от России отмены транссибирских платежей, европейцам неплохо бы разобраться, кто, кому, почему и за что платит.

Который год Евросоюз, как умеет, бьется с Россией по поводу отмены платежей, которые иностранные авиакомпании перечисляют «Аэрофлоту» за пролет над территорией России. Переговорщики с нашей стороны все обещают их отменить, обещают, а наивные европейцы все верят и верят. «Аэрофлот» как получал «пролетные», так и получает.

Тема транссибирских «поборов» поднимается и вновь обсуждается всякий раз, когда заходит речь о вступлении нашей страны куда-нибудь, скажем, в ВТО. Вот и сегодня глава представительства ЕС в Москве Фернандо Валенсуэла на пресс-конференции авторитетно заявил: «Россия и Евросоюз договорились об отмене Москвой сборов с европейских компаний при транссибирских перелетах после вступления России в ВТО».

Читаю сообщение «Интерфакса» про сборы за транссибирские перелеты дальше: «Хотел бы уточнить, что такие сборы всегда были и будут. Все компании, которые пролетают над территорией той или иной страны, всегда платят такие сборы, но когда речь заходит о транссибирских перелетах, то мы считаем, что эти сборы носят дискриминационный характер, потому что они оплачиваются только компаниями из стран ЕС». Вот лучше бы не уточнял. Прочитав это уточнение, невольно думаешь: а понимает ли господин Валенсуэла (а вместе с ним и остальные европейские чиновники), кто, кому, почему и за что именно платит?

Валенсуэла прав в том, что когда та или иная авиакомпания использует для полетов воздушное пространство своей или чужой страны, то она платит авиационным властям аэронавигационные сборы. Российская ситуация уникальна тем, что помимо этих аэронавигационных сборов иностранные авиакомпании вынуждены платить то, что в Европе ошибочно называют «роялти». Между тем, ничего, кроме платежей за аэронавигацию, никаких роялти, взимать нельзя, гласит Чикагская конвенция о международной гражданской авиации от 1944 года. Ее обязаны соблюдать все страны-подписанты, в том числе и Россия. Но и этот аргумент никакого отношения к реальности не имеет. Согласно Чикагской конвенции, государства не имеют права принимать никаких иных платежей, кроме аэронавигационных. А транссибирские оформлены в качестве коммерческих соглашений между «Аэрофлотом» и теми авиакомпаниями, которые эти деньги платят. «Аэрофлот» – хоть и государственная наполовину авиакомпания, однако же государством не является. Заключать авиакомпаниям коммерческие соглашения между собой Чикагская конвенция не запрещает.

И вот новое слово в европейской дипломатии: транссибирские платежи дискриминационны, поскольку их платят только европейские авиакомпании. Господин Валенсуэла, наверное, весьма удивился бы, узнав, что японские JAL и ANA, корейские Korean Air и Asiana Airlines, а также китайские Cathay Pacific, Air China, China Eastern, China Southern и тайваньские Eva Air, China Airlines точно так же, как и Lufthansa, British Airways, Air France платят эти деньги. Кто летает по самой короткой трассе, тот и платит, а кто не летает – например, американские перевозчики, – тот не платит. Кроме того, в воздушном пространстве нашей страны имеются и другие трассы, «бесплатные»: трансполярная (Европа – Япония и Корея), трансазиатская (Европа – Юго-Восточная Азия, Индия, Пакистан), трансвосточная (США и Канада – Юго-Восточная Азия), и пять кросполярных маршрутов (из США и Канады в Юго-Восточную Азию, Южную Азию, Ближний Восток. Не хочешь платить ничего, кроме аэронавигационных сборов, – летай по ним.

Многолетние переговоры по отмене транссибирских поборов привели к тому, что сперва в 2006 году российские переговорщики согласились «к 2013 году модернизировать» систему этих платежей. Европейцы обрадовались: отменят! Но под модернизацией можно понимать, в сущности, что угодно, да хоть распределение этих платежей между всеми российскими авиакомпаниями, летающими за рубеж. У нас ведь и слово «демократия» понимается не так, как в западных странах. Но примерно год назад, как рассказывает мой источник в Минтрансе, Россия приурочила отмену этих платежей ко вступлению в ВТО. То есть отложила в самый долгий ящик. Премьер-министр Владимир Путин, конечно, обещает, что Россия вступит в ВТО в следующем году. Сам Валенсуэла говорит, что на следующей неделе Россия и Евросоюз подпишут соглашение о взаимопонимании по этому поводу. Однако если хотя бы одно из прежних обещаний про ВТО выполнилось, то Россия давно была бы уже в ней. «И хочется, и колется, и мама не велит» – так можно коротко охарактеризовать нынешнее положение вещей по ВТО.

В искоренение платежей иностранных компаний «Аэрофлоту» верится еще меньше, чем во вступление в ВТО. Конечно, европейцы правы в том, что они не должны субсидировать бюджет конкурента – «Аэрофлота». И вообще вся эта система – родом из далекого СССР и современной России не к лицу. Получая $400–500 млн ежегодно за Транссиб, часть денег национальный перевозчик перечисляет на нужды отрасли – Росавиации. Но если с европейской стороны на переговоры по транссибирским полетам отправляют чиновников с таким же уровнем понимания проблемы, как у господина Валенсуэлы, то, пожалуй, и неудивительно даже, что российским дипломатам удается столько лет водит за нос незадачливых европейцев. Почти уверена, что и после вступления в ВТО наши переговорщики придумают способ обдурить европейцев и получать с них те же $400–500 млн в год. Например, увеличив аэронавигационные сборы. Деньги-то непохие, зачем их терять? Пусть они пойдут и не прямиком в карман «Аэрофлоту». Национальную авиакомпанию найдут, как еще облагодетельствовать, не впервой.