О коррупции в России

11-06-2018

Высокий уровень коррупции в России считается заслугой нынешнего режима. Существует мнение, что конструкция, которую создали власти, основана на коррупционных механизмах и не может существовать без них.

Я не собираюсь оправдывать полное неумение нынешних властей хоть как-то противостоять коррупции. К сожалению, дальше деклараций дело не сдвинулось. Однако причина того, что коррупция так глубоко въелась в конструкцию власти, лежит далеко за пределами 10-летнего периода правления Владимира Путина. Давайте вернемся в середину прошлого века и посмотрим, как обстояли дела в то время.

Как мы знаем, в Советском Союзе была распределительная система. Блага производились народом, а дальше распределялись чиновниками на основании некой системы принципов. Деньги в этой системе играли вторичную роль: было множество благ, которое невозможно было купить за деньги, либо их цена не соответствовала их субъективной ценности. Такой подход вполне соответствовал идее движения к коммунизму, где деньги должны были перестать играть какую-либо роль в распределении благ. Проектируя такую систему, Карл Маркс и его последователи не учли одну важную проблему: невозможно продумать систему распределения благ на все случаи жизни. Это неудивительно: во времена Маркса быт необеспеченных людей был настолько скудным, что задача распределения среди них тех товаров, которые им были необходимы, казалась рудиментарной и не стоящей обсуждения.

К середине 50-х годов в СССР ситуация уже была другой. Индустриальная эпоха привела к бурному развитию производства, что породило большое разнообразие товаров. Вдобавок, зарождалась пост-индустриальная эпоха, в которой продукты умственного труда людей начинали играть все большую роль. Распределение столь широкого спектра благ потребовало создания очень сложной системы, но даже она не была эффективной во всех случаях. Поэтому, с неизбежностью, возник чиновничий произвол. Хотели того власти или нет, они были вынуждены наделить чиновников правом в каких-то случаях самим решать, кому и сколько давать. Этим была заложена системная основа коррупции.

Но если поначалу чиновники еще по инерции страшились образа вождя-карателя, то понемногу всем стало понятно, что бояться особо нечего. К середине 70-х сложилась ситуация, когда даже образованный интеллигент не считал зазорным принести с работы домой горсть радиодеталей, трубу для дачи или бутылочку чистого спирта. В общем, из общего котла распределения брали все, кто сколько мог унести.

Если посмотреть на ландшафт СССР того времени, то становилось понятно, что чем ниже был уровень организации инфраструктуры социализма, тем в большей степени коррупция доходила до низовых структур и была видна всем. В окраинах империи от любого сотрудника ГАИ можно было откупиться деньгами, в то время как в Москве или крупных городах приходилось честно платить штраф, да еще и получать «прокол» в права. Но это не значило, что в Москве коррупции не было. Просто в нее не были вовлечены «низы». Блага распределялись и перераспределялись в более верхних эшелонах, и люди активно торговали доступом к благам, меняя одни блага на другие. Доступ к «театральной» кормушке позволял решать вопросы с дефицитными продуктами. Возможность устраивать в хорошую гостиницу во время командировок обменивалась на помощь в покупке автомобиля без очереди. Ну и так далее. Власть покупала лояльность чиновников, давая им слабо регламентированный доступ к «кормушкам». Вся система власти в СССР была построена на канонизированной коррупции. Правда, власть построила всевозможные ширмы и регулярно устраивала массовую раздачу благ, для того, чтобы простой народ не чувствовал себя обделенным и не протестовал.

Поэтому разговоры о том, что коррупция – это «завоевание» последнего времени, выглядят по меньшей мере наивными. Россия унаследовала ее от СССР, в которой она была узаконена. Нынешняя власть вынуждена продолжать покупать лояльность чиновников, давая им доступ к благам, для обеспечения политической стабильности и целостности страны. Прежняя распределительная система имела дело с государственной (а значит – ничьей) собственностью, а нынешняя система доступа к благам дает право перераспределения чужой собственности, что воспринимается обществом намного болезненнее, но не настолько, чтобы вызвать массовое неприятие и протест. А пока это так, коррупция в стране будет процветать. Есть множество идей, как побороть нынешнюю ситуацию. Но простых решений для лечения этой болезни нет: она хроническая, длится уже долго и дала глубокие метастазы. Коррупция — это реальность, в которой всем гражданам стран бывшего СССР прийдется жить еще долго. Особенно это касается России, с ее масштабами и сложностями.