«Газпром: деньги оседают в карманах узкой группы лиц»

05-07-2018

Известие о том, что Счетная палата проверит «Газпром» я воспринимаю положительно. Эта компания не без греха. На последнем обсуждении проблем ТЭКа, где рассматривался вопрос энергетической безопасности и где присутствовал президент России Владимир Путин, я как раз говорил об эффективности «Газпрома». Речь шла и о коэффициенте извлечения нефти, который сейчас у нас один из самых низких в мире.

Говорили и о добыче газа и называли весьма показательные цифры: 20 миллиардов кубометров у нас просто сгорают, и этот вопрос необходимо срочно решать. Кроме того, России сейчас необходимы мощности по созданию сжиженного газа. И, конечно, нам не хватает шагов по улучшению охраны окружающей среды. А тут есть, над чем подумать, ведь у нас хватает и разливов нефти, и других неприятностей.

Думаю, что Счетная палата постарается вскрыть глубинные причины этих явлений. Если мы только на один процент увеличим коэффициент извлечения нефти, то это даст сотни миллионов тонн, а, значит, и миллионы рублей дополнительных доходов. Мы, конечно, будем помогать Счетной палате в проведении этой проверки. В этом ведомстве у нашего комитета сложились очень хорошие отношения с одним из ведущих аудиторов Михаилом Одинцовым.

Еще в прошлом году мы провели большие парламентские слушания и выработали рекомендации для многих предприятий отрасли, в том числе и для «Газпрома» и они касались не только природоохранной сферы, но и производительности труда. Есть еще и один аспект, который наверняка заинтересует представителей Счетной палаты, — это уровень рентабельности. Например, компания BP у себя в Англии имеет коэффициент рентабельности на уровне 8%, а у нас ее дочка ТНК — ВР имеет такой же коэффициент на уровне 16%.

Почему у наших компаний-недропользователей, в том числе и у «Газпрома», доходность в 2 — 2,5 раза выше, чем у аналогичных зарубежных компаний? Получается, что мы на каждом углу говорим, что «Газпром» — народное достояние, а деньги оседают в карманах очень узкой группы лиц. Как прикажете понимать, что из 7 триллионов рублей нефтегазовых доходов в бюджете доля «Газпрома» составляет всего 670 миллиардов? Спрашивается, а куда делось все остальное? Владимир Владимирович начал мне объяснять, что это, мол, так цены меняются. Но я твердо сказал, что цены тут не причем. Может быть, просто не надо деньги по карманам растаскивать?

Председатель комитета по природопользованию, охране окружающей среды и экологии Госдумы Владимир Кашин