Как США принуждают Китай к финансовому миру

26-12-2018

Очередной «антикризисный якорь» не прошел тест на прочность. Цена на золото исправно обновляет пятилетние минимумы, и впору говорить о скором возвращении к 1000 долларов за унцию. А 5 лет назад тренд был совсем иным. Многие биржевые аналитики предрекали неизбежное преодоление унцией 2-тысячного психологического барьера и чуть ли не реинкарнацию золотого стандарта.

Нестандартная пятилетка

Одним из ключевых аргументов в пользу «презренного металла» был долговой кризис в еврозоне. А одним из его наглядных признаков стали волнения в Греции — в Афинах прошли массовые протесты против предложенных властями мер жесткой экономии. Бюджетные проблемы PIIGS (аббревиатура от английского названия Португалии, Исландии, Ирландии, Греции и Испании) серьезно ударили по привлекательности евро. Валюту Старого Света уже нельзя было рассматривать как спасительную альтернативу доллару.

А США в августе 2011-го впервые лишились наивысшего кредитного рейтинга. Престиж долларовых активов тоже пострадал из-за казны. Международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s сослалось на рост бюджетного дефицита.

Наблюдатели увидели символ «смены вех» в том, что произошло это в 40-ю годовщину отказа от «золотодевизного стандарта» — в августе 1971-го Ричард Никсон приостановил обязательную конвертацию долларов в золото по фиксированному курсу. Казалось бы, бумажные деньги, не привязанные ни к каким «вечным ценностям», окончательно себя дискредитировали, и настало время возвращения к истокам.

Однако золотые триумфы ограничились 2011-м и 2012-м годами, а затем котировки унции, так и не достигнув отметки в 2000 долларов, пошли вниз. Причем падение ускорилось именно в последние месяцы.

Но именно сейчас Греция вновь угрожает финансовому здоровью Европы. А выход страны из еврозоны вместе с обретением специального термина (Grexit) получает все более реальные очертания. При этом эффект домино с дефолтами и выходами других участников группы PIIGS — пожалуй, самая главная опасность, связанная с пока гипотетическим, но весьма вероятным греческим демаршем.

В американской казне тоже особых улучшений не наблюдаются. По прогнозу бюджетного управления Конгресса США, при текущих расходах и налоговых поступлениях дефицит бюджета и госдолг к 2040 году вырастут вдвое. И объем американских госзаимствований может достичь 100 процентов ВВП.

Наконец, фондовый обвал в Китае не просто ставит крест на глобальных финансовых претензиях юаня, но создает новые риски для всей мировой экономики. А по идее, в такие моменты спрос на золото должен расти. Как это происходило на фоне экономической и геополитической турбулентности в начале десятых.

Есть лишь один важный нюанс, отличающий нынешнюю ситуацию от той, что складывалась 5 лет назад, — ФРС США собирается повысить базовую ставку.

Презираемый металл

Ужесточение монетарной политики Федрезерва, безусловно, влияет на золотые котировки. «Золото является индикатором будущих решений ФРС», — цитирует биржевиков The Wall Street Journal.

Предыдущее «металлическое» ралли проходило на фоне критически низких базовых ставок по долларовым инструментам — после кризиса 2008 года они держались на уровне 0-0,25 процента годовых. И коль скоро вложения в доллар будут приносить больший доход, неудивительно, что «золотой жар» сменяется «ознобом».

Правда, глава ФРС Джанет Йеллен увязывает повышение ставок со стабилизацией на внешних рынках — урегулированием коллизии с греческими долгами и купированием китайского фондового кризиса. Это тоже вполне логично и не имеет ничего общего с альтруизмом. Стимулируя переток капиталов на свой рынок, американцы боятся спровоцировать новую волну мирового финансового цунами, которое в конечном итоге накроет и их самих. Ведь тихих гаваней в эпоху глобализации не бывает.

Фото: Brendan McDermid / Reuters Появление Джанет Йеллен на телеэкранах держит биржевиков в тонусе

Возникает лишь одно противоречие. Народный банк Китая входит в пятерку крупнейших держателей золотых запасов. К июню этого года в его распоряжении было свыше 1650 тонн драгметалла. Причем с 2009 года соответствующие авуары главного китайского банка увеличились более чем в полтора раза.

Иными словами, чем сильнее дешевеет золото, тем больше убытки НРК. А это уже не сотни миллионов рядовых китайских рантье, которые обеднели из-за падения биржевых котировок в Шанхае и Гонконге. Фондовые «пузыри» никогда не лопаются безболезненно, но их «прокалывание» можно пережить, если в распоряжении финансовых регуляторов есть достаточно ресурсов, чтобы сглаживать негативные эффекты для граждан и реального сектора.

И наоборот — отрицательная переоценка резервов НРК сужает возможности для такого маневра и только усугубляет ситуацию. Из спасательного круга золото превращается в камень на шее, вынуждая китайцев переходить в более надежные на сегодняшний день активы. В результате на Шанхайской золотой бирже в понедельник было продано 3 миллиона лотов — это в тысячу раз превышает среднедневной показатель за июль.

Излишне говорить, что такие масштабные распродажи не самым лучшим образом отражаются на котировках главного драгметалла. И даже словесные «интервенции» руководства Федрезерва (без повышения ставок как такового) вводят Китай в еще большее пике.

Неясно другое — почему китайские власти пропустили этот удар? Первый зампред российского ЦБ Ксения Юдаева утверждает, что «это наиболее разрекламированное повышение процентных ставок в США в истории». По ее словам, ФРС уже на протяжении полутора лет рассказывает о соответствующих планах. И стало быть, Пекин вполне мог бы подготовиться к нежелательному для себя развитию событий. В том числе — и к падению цен на золото.

Мир в обмен на амбиции

Если исключить банальную недальновидность (которая китайцам, в общем-то, не свойственна), остается предположить, что Пекин затеял контригру, которая не принесла ожидаемого эффекта и заставила его заключать мир на невыгодных условиях.

Косвенно эту версию подтверждает история с созданием Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ). Как мы отмечали ранее, этот проект мог бы стать финальным шагом на пути превращения юаня в резервную валюту. И вполне возможно, что золотые запасы Китая призваны были сыграть здесь ключевую роль.

Фото: Kin Cheung / AP За котировками на китайских биржах внимательно следят не только в Поднебесной

Поэтому весьма показательно, что в начале июля, в разгар драматических событий на китайских биржах, Вашингтон несколько смягчил риторику по поводу АБИИ. «Китай хочет возглавить (эту работу — прим. «Ленты.ру»), и это может быть продуктивно. Но дьявол в деталях. Нам надо посмотреть», — заявил официальный представитель Госдепартамента США Джон Кирби. А чуть позднее в Пекине побывал глава Всемирного банка Джим Ен Ким, который подчеркнул: «Несмотря на недавние резкие колебания на фондовом рынке, экономика Китая сильная, а ее основы — твердые».
Для иллюстрации важности и своевременности этого визита и этих пассажей, стоит напомнить: именно Всемирный банк, наряду с МВФ, назывался в числе финансовых организаций, призванных потеснить АБИИ. Теперь игроки поменялись ролями. Вашингтон принуждает Пекин к финансовому миру, а не наоборот.

Проблема в цене этого мира. Скорее всего, вслед за золотом опять пойдут вниз нефтяные котировки. Отчасти — из-за повышения процентных ставок ФРС (и ухода «дешевых» долларов с сырьевого рынка), отчасти — из-за снятия санкций с Ирана. Это станет неплохим подарком для крупнейших покупателей энергоносителей, и в первую очередь — для Китая.

Таким образом власти Поднебесной получают, с одной стороны, возможность сэкономить на сырье, а с другой — на рабочей силе: за счет нескольких миллионов представителей среднего класса, обнищавших после фондового обвала. Прекрасные стартовые условия для восстановления экономического роста. Если не учитывать социальные издержки, величина и допустимость которых и отличает «мировую фабрику» от сверхдержавы.