Финансовая инфекция. Когда кризис съест наши сбережения?

01-05-2018

Фондовые рынки рушатся, цены растут, люди остаются без работы. Эта финансовая инфекция (с разной степенью «заражённости») охватила уже многие страны. В Россию она может быть импортирована уже в этом году.

Представители власти убеждают в том, что разрушающая волна кризиса дойдёт до нас лишь маленьким ручейком. Однако обнародованный на днях доклад Института финансовых рынков Финакадемии говорит об обратном. Если правительство позволит себе хоть малейшую ошибку, то обо всех планах процветания на ближайшие годы придётся забыть. Страна потеряет до 15% своих финансовых активов. Экономические «запасники» опустеют, госдолг вырастет на десятки процентов, а люди потеряют свои сбережения.

Директор Института экономики РАН Руслан Гринберг:

— В то время как мир охватывает финансовая смута, Россия не сможет остаться островком стабильности. Чего нам стоит опасаться и чему противостоять в ближайшее время?

Первое. Если спад производства в США продолжится, то упадёт спрос на нефть и газ, а значит, снизятся цены на углеводороды. Это приведёт к уменьшению наших экспортных доходов и необходимости «распечатать» Резервный фонд. Что вынудит нас потуже затянуть пояса.

Второе. Большинство стран переживают большие проблемы с ликвидностью (нехватку денег). Причина этого — американский ипотечный кризис, вызванный тем, что многие ипотечные заёмщики попросту не вернули банкам деньги. Мир сползает в фазу взаимного недоверия. Когда все давали деньги в долг, в кредит, то никто этого не боялся. А когда в США стали ужесточать правила выдачи кредитов, это распространилось и по другим странам. В России простым гражданам тоже стало сложнее получить кредит. Плюс они еще и подорожали.

Из-за того, что все боятся кредитовать друг друга, тормозятся многие финансовые программы. Иностранцы уводят свои капиталы из других стран. Заметнее всего это видно на примере России, потому что именно к нам за последнее время пришло рекордное число иностранных инвестиций.

А чтобы не остаться без денег, мир придумал лишь один выход — печатать новые деньги. Но это приведёт уже к другой проблеме — росту инфляции, которая и без того в нашей стране не поддаётся усмирению. К примеру, с начала года инфляция «съела» уже треть от прогнозируемого на год уровня.

Третье. Иностранные инвесторы уводят деньги из России, избавляясь от ценных бумаг. Это ведёт к их удешевлению, а значит, мы несём убытки. Далее по принципу домино: избавление от этих бумаг ведёт к лихорадке фондового рынка, в результате которого падает стоимость и других акций, в том числе тех, что находятся на руках у населения. Но справедливости ради надо сказать, что наш фондовый рынок страдает меньше всех остальных. Просто потому, что он ещё маловат.

Четвёртое. У нас жуткими темпами растёт объём импорта, в том числе и продовольствия. Судя по всему, мы переходим порог продовольственной безопасности. Да, цены на еду растут во всех странах мира. И все этим озабочены. Но если в США и Норвегии люди тратят максимум 20% своего дохода на еду, то в России большая часть населения тратит 50-60%. Поэтому если, к примеру, мировые цены на говядину ещё вырастут, то будут проблемы — своей говядины у нас почти нет, а значит, придётся есть чужую подорожавшую. Хорошо, что в последнее время власти начали понимать, что в нашем сельском хозяйстве — провал.

Что же делать?

По ценам. В долгосрочной перспективе — закрывать наш рынок от чужого продовольствия, чтобы своей еды стали производить больше. А в краткосрочной наоборот — открыть рынок ещё больше, чтобы цены на питание не росли. Но это очень тонкий баланс. Его непросто соблюсти.

По доходам. Россия срочно нуждается в перераспределении доходов в пользу бедных. Существующая пропасть между богатыми и теми, кто балансирует на грани нищеты, унизительна для нашей страны. С такими диспропорциями цивилизованной экономики мы не получим.

Совет. Надо очеловечить нашу экономику: сделать так, чтобы плоды экономического роста доставались всем, а не только удачливому меньшинству.