Правительство США погрязло в долгах

10-06-2018

Плохо, что американцы «попали на крючок» 700 млрд долларов, необходимых для того, чтобы спасти ипотечный рынок и банки своей страны. Но хуже то, что финансовый кризис, по-видимому, нанесет экономике США еще больший фискальный ущерб, поскольку приведет к сокращению одного из самых значимых источников дохода Казначейства США, каковым являются налоговые поступления.

С 2004 по 2007 год дефицит бюджета сократился с 413 до 162 млрд долларов – во многом за счет быстрого увеличения налоговых поступлений. Причиной этого стал не только рост доходов вообще, но и сдвиг в их распределении в пользу богатых, которые платят самые высокие налоги. Во многом все это богатство возникло благодаря кредитному буму, вследствие которого возросли финансовые прибыли, зарплаты и премии, а также цены на недвижимость и акции, и, соответственно, доходы в виде прироста капитала.

Из этого следует, что в результате финансового кризиса объем налоговых поступлений государству наверняка резко сократится. Этот процесс уже начался: дефицит бюджета на 2008 финансовый год (который закончился 30 сентября) составил 455 млрд долларов, или 3,2% ВВП, что куда больше прогнозировавшегося в июле уровня 389 млрд. Поступление доходов в бюджет уменьшилось в основном из-за снижения налога на прибыль и на богатство.

В начале сентября, как раз перед тем как мир погрузился в финансовый хаос после банкротства Lehman Brothers, непартийное бюджетное управление Конгресса оценивало дефицит бюджета на 2009 финансовый год примерно в 438 млрд долларов. Но теперь директор управления Питер Орсаг считает, что он будет не меньше 750 млрд – как из-за влияния рецессии на доходы и расходы (такие как страхование от безработицы), так и из-за издержек государства, связанных с помощью различным финансовым учреждениям. Таким образом, дефицит достигнет 5% ВВП США и станет самым высоким с 1986 года.

Однако на деле дефицит бюджета будет, по всей видимости, еще больше. Экономист Heritage Foundation Дж. Д. Фостер отмечает, что в начале последнего десятилетия, когда он работал в бюджетном управлении Белого дома, серия банкротств доткомов привела к дополнительной потере 2% ВВП по сравнению с тем, что было бы, если бы действовал только фактор спада экономики. Эта цифра складывается из снижения прироста капитала, уменьшения объемов опционов на покупку акций, премий и других видов доходов, которые тесно связаны с финансовыми рынками. В сегодняшней экономике это составило бы около 300 млрд долларов. По мнению г-на Фостера, на этот раз удар будет даже сильнее, потому что рецессия, по всей видимости, будет глубже, чем период «мягкого» спада 2001 года, а последствия для Уолл-стрит будут более болезненными.

Кроме того, существует еще план дополнительного фискального стимулирования, который 20 октября получил поддержку председателя Федеральной резервной системы США Бена Бернанке. Демократы в Конгрессе, которые уже готовят пакет мер на сумму 61 млрд долларов, теперь предлагают дополнительный план, который обойдется еще в 150 млрд. Барак Обама выдвинул план помощи на сумму до 190 млрд долларов, рассчитанный на следующие два года. Став президентом США, он объединит это предложение с предложениями Конгресса. В ответ республиканцы и Джон Маккейн припасли свои «спасательные наборы», предусматривающие снижение налогов. Правда, если демократы сохранят большинство в Конгрессе, а это почти неизбежно, то эти планы Маккейна в их сегодняшнем виде обречены на провал.

Дефицит бюджета увеличится еще и из-за 700-миллиардной Программы спасения проблемных активов (TARP), хотя и в меньшей степени, чем может показаться на первый взгляд. Ипотечные ценные бумаги и акции банков приносят доход и могут быть впоследствии проданы. Таким образом, это не убытки Казначейства – в отличие от дотаций на подорожавшее топливо и пособий по безработице. Поэтому, когда Казначейство покупает долговые обязательства, оно фактически берет на себя только те издержки, которые соответствуют переплате из-за покупки этих обязательств по ценам выше рыночных. Поэтому непонятно, почему когда Казначейство покупает акции того или иного банка, оно должно относить на бюджет текущего года их полную стоимость. Поскольку Казначейство планирует вложить в акции банков 250 млрд долларов, в этом году дефицит бюджета увеличится по меньшей мере на эту сумму.

Все это грозит увеличением бюджетного дефицита в этом финансовом году, который и так составит по меньшей мере 1 трлн долл, или примерно 7% ВВП. Эта цифра, надо полагать, заставит нового президента США отложить реализацию некоторых наиболее амбициозных предложений. Тем не менее даже сторонники жесткой денежной политики согласны с тем, что кратковременный бюджетный дефицит – вполне терпимая цена за то, чтобы избежать потенциальной экономической депрессии. Правда, дефицит бюджета в размере 7% ВВП, вероятно, станет серьезным испытанием для их терпения. Кроме того, в настоящее время американское правительство может заимствовать по абсурдно низким процентным ставкам: на три месяца – 1%, на 30 лет – около 4%.

Но тем не менее нельзя считать, что от кредиторов не будет отбоя. По подсчетам Morgan Stanley, в этом году Казначейству, возможно, придется позаимствовать более 1,4 трлн долларов для финансирования не только дефицита бюджета, но и программы TARP, а также Федеральной корпорации страхования банковских вкладов. Казначейству будет весьма нелегко проводить один за другим массированные аукционы по размещению своих долговых обязательств, особенно учитывая ситуацию в Европе, которая финансирует спасение своих собственных банков, говорит один аналитик с Уолл-стрит. Соответствующий сигнал Казначейство получило в начале октября, когда доходность его облигаций резко подскочила.

Благодаря тому, что у кредиторов не было других привлекательных вариантов размещения средств, Америка долго заимствовала, не опасаясь отрицательных последствий. И, возможно, так будет еще какое-то время: большинство представителей частного сектора либо не могут, либо не хотят брать кредиты, а дефицит бюджетов других стран тоже увеличивается, что делает их все менее привлекательными для кредиторов. Государственный долг США составляет 38% ВВП, что существенно 49%-ного максимума в 1990-е годы. Однако большая часть дефицита до сих пор финансируется из-за рубежа, а сейчас потоки мирового капитала существенно сокращаются из-за финансового кризиса. Дефицит бюджета в размере 7% ВВП или более, несомненно, подействует отрезвляюще на следующего американского президента. Если не выдвинуть разумный план сокращения дефицита сразу же после выхода из финансового кризиса и завершения рецессии, то – с учетом неумолимо растущей стоимости программ медицинского страхования Medicare и Social Security в связи с тем, что сейчас начинает уходить на пенсию поколение «бэби-бумеров», – придется предложить инвесторам намного более выгодные условия, чем сейчас, чтобы они продолжили покупать долги Америки.