Грузия: широкая дорога экспорту подержанных джипов

22-05-2018

Забудьте о ферросплавах и металлоломе. Ныне подержанные автомобили стали главным предметом экспорта Грузии, приносящим государственной казне десятки миллионов долларов. Впрочем, одновременно с этим встают щекотливые вопросы о способности страны самой производить товары.

Грузинские агенты по продаже подержанных машин приписывают возникший ныне бум в значительной мере энергичным усилиям автомобильных дилеров из Казахстана, которые спешат пополнить свои запасы в преддверии 1 июля, когда в этой центрально-азиатской стране, заключившей с Россией и Белоруссией торговый союз, вступит в силу указ о повышении таможенной пошлины на импортные автомобили.

По данным грузинского правительства, за первые пять месяцев 2011 года Грузия экспортировала подержанных автомобилей на сумму 197 миллионов долларов; особенно резкий скачок произошел в мае: объем продаж только за этот месяц составил 56,7 миллионов долларов.

Представитель посольства Казахстана в Тбилиси заявил представителю EurasiaNet.org, что в Казахстан экспортируется слишком много автомобилей из разных стран, чтобы правительство могло отслеживать, сколько их поступает из той или иной страны в тот или иной год.

Но если учесть, что до установления в Казахстане таможенных тарифов на импорт автомобилей, общих с Россией и Белоруссией, остался один день, при том, что это означает примерно десятикратное, в зависимости от объема двигателя, увеличение этих тарифов, грузинский бизнес по продаже подержанных автомашин может очень скоро пойти на убыль.
Впрочем, на авторынке выходного дня, расположенном в 30 км к югу от Тбилиси, в мае этого года ничего похожего на спад внезапного увлечения реэкспортом автомобилей не наблюдалось.

Специализирующиеся на сделках по перепродаже «паркетных» внедорожников автодилеры делают отчаянные знаки водителям таких джипов, несущимся по автостраде в направлении частного рынка расположенного в окрестностях города Рустави.

На площадке, напоминающей автостоянку возле крупного аэропорта в оживленный летний день во время выходных, растянулось, по примерным оценкам, тысяч семь автомобилей. 40 хитов представлены в базе данных; а тут покупатели рассматривают пеструю коллекцию автомашин, от роскошных джипов с калифорнийскими номерными знаками до минивэнов и праворульных седанов, привезенных из Японии, Дубаи, Китая и Великобритании.

Как на любом грузинском базаре, вокруг снуют продавцы жареных семечек и разносчики холодного мороженного со своими портативными холодильниками. Продавцам и покупателям и дождь не помеха. Дилеры, которые платят семь лари (4 доллара 20 центов) в день за одно машинное место на рынке, укрываются от дождя в своих машинах, а потенциальные покупатели жмутся под зонтиками, присматриваясь к двигателям и обследуя кузова.

Джиа Бухрикидзе, немолодой торговец подержанными автомобилями, защищается от плохой погоды водонепроницаемой кепкой и не убывающим уже три месяца оптимизмом. С января по апрель Бухрикидзе, по его словам, делал в среднем по пять продаж в месяц. Это принесло ему хорошую отдачу от его затрат на транспортировку автомобилей в Грузию из Соединенных Штатов Америки. Он работает в этом бизнесе уже больше десяти лет, но «никогда еще продажа не шла так хорошо», говорит он.

Впрочем, от продаж выигрывает вся Грузия, в общенациональном масштабе. Нынешний бум рынка реэкспорта машин немало способствует уменьшению колоссальной пропасти между грузинскими аппетитами к импорту и анемичным промышленным сектором страны.

Торговый дефицит, составивший за первые пять месяцев 2011 года 1,6 миллиарда долларов, по сравнению с 1,2 миллиардов долларов за соответствующий период 2010 года, в ситуации снижения иностранных инвестиций и крайне незначительными иными формами получения прибыли ставит страну в трудное положение. Если реэкспорт автомобилей и не может покрыть этот дефицит, он все же способствует созданию впечатления роста грузинского экспорта.

За первые пять месяцев 2011 года грузинский экспорт увеличился на 41% по сравнению с тем же периодом 2010 года и составил, по официальным данным, за этот период 857 миллионов долларов.

Однако экономист Давит Нармания (Davit Narmania), исполнительный директор Кавказского Института экономических и социальных исследований, по-прежнему считает, что реэкспорт автомобилей приносит стране лишь весьма ограниченную экономическую выгоду, поскольку автомобили производятся не в Грузии.

«С чисто экономической точки зрения это не экспорт, поскольку Грузия не является страной изготовления всех этих автомобилей», — говорит Нармания. Прибыль, которая поступает в Грузию, когда зарубежные покупатели приобретают подержанные автомобили, «возвращается обратно в Европу», когда грузинские дилеры импортируют следующую партию подержанных автомобилей, продолжает он.

«Здесь оседает очень незначительная часть прибыли [дилеров] или компаний, которую они получают от продажи таких машин», — говорит Нармания.
Но Вахтанг Лежава, главный консультант премьер-министра страны Ники Гилаури называет этот бизнес «сливками» грузинского экспорта.

«Это дополнительная прибыль, когда вы отправляетесь в магазин и что-то покупаете, а что-то получаете бесплатно, — говорит Лежава. – Конечно, может, тут не нужно много работать и при этом не возникают новые рабочие места, но это деньги… это сливки».

Подержанные машины – не единственный сектор грузинской экономики, переживающий расцвет, добавляет Лежава. Туризм, рассматриваемый как экспорт, поскольку он дает приток иностранной валюты, тоже внес свою долю в повышение экспорта в 2010 году, заявляет он.

Однако вызывает сомнение, как долго может продержаться в Грузии нынешний бум на подержанные машины. Автодилер Бухрикидже подчеркнул, что почти все нынешние покупатели – жители Казахстана; такой узкий спрос поднимает вопросы о перспективах после того, как 1 июля в Казахстане вступят в силу таможенные нормы торгового союза с Россией и Белоруссией на ввоз подержанных автомобилей.

«Я завишу от казахов …и это продлится до конца мая, — заявил он. – Я не помню, чтобы за последнее время продал хоть одну машину грузину, армянину или азербайджанцу».

Молли Корсо – свободный корреспондент и фотожурналист, живущий в Тбилиси.